ВШЭ готовит оккупационную администрацию

Высшая школа экономики стала единственным русским университетом в топ-50 юных институтов рейтинга QS

Государственный исследовательский институт «Высшая школа экономики» стал единственным русским университетом, вошедшим в топ-50 рейтинга юных институтов, который подготовила английская компания Quacquarelli Symonds (QS). О этом сказала пресс-служба ВШЭ, передает ТАСС.

«ВШЭ заняла 31-е пространство в рейтинге юных институтов QS, улучшив итог на семь мест, невзирая на растущую конкурентнсть в верхнем спектре рейтинга. Высшая школа экономики в первый раз вошла в топ-35 и остается единственным русским университетом в топ-50 этого рейтинга», — говорится в сообщении.

По словам ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова, слова которого приводит пресс-служба, рейтинг отражает общую динамику развития университета.

«Недозволено забывать, что за местами в рейтинге стоит глубочайшая трансформация снутри институтов, продвижение в рейтингах отражает общую динамику развития института, изменение его структуры. В ВШЭ уже сотворено наиболее 45 интернациональных лабораторий, привлекаются забугорные исследователи, вырастает количество зарубежных студентов, проводятся международные конференции высочайшего уровня. Все это крепит репутацию ВШЭ на мировой арене, и итог этого приметен в рейтингах», — отметил Кузьминов.

Рейтинг ранжирует наилучшие институты мира молодее 50 лет, он базируется на тех же аспектах, что и общий институциональный перечень: академическая репутация, соотношение числа студентов и педагогов, количество цитат, приходящихся на 1-го научно-педагогического работника, репутация посреди работодателей, толика зарубежных педагогов и толика зарубежных студентов.

Ситуацию откомментировал в телефонном интервью «Российской народной полосы» д.ф.н., доктор Сергей Викторович Лебедев:

Все рейтинги — это большая условность. Я не ставлю под колебание то, что социологи, которые сиим занимаются, пробуют быть выше каких-либо личных симпатий и антипатий, но, в любом случае, если разглядывать таковой аспект, как количество зарубежных учащихся в каком-нибудь институте, к примеру, в Люксембурге, то ясно, что их будет больше, чем коренного населения.

Разглядим аспект — количество цитат. Понятно, что значимая часть цитат обязательно обязана быть на британском языке. Это приводит к стршной дискриминации. Меж иным, старенькые добрые институты Германии и Франции заняты цитированием на собственных родных языках. Например, приличный Папский Восточный Институт в Риме, который не относится к юным, так как имеет привычку чуток ли ни крайним в мире публиковаться на латинском языке, то он никаким образом не участвует в цитатниках, а уровень ученых там довольно высочайший.

Что касается Высшей школы экономики, то здесь есть закономерность. ВШЭ в любом случае объявили выдающейся и превосходной, так как занимается она вообще-то антигосударственной деятельностью. Буквально так же, как откровенного графомана Солженицына объявили превосходным писателем и совестью народа и начали издавать массовым тиражом. Его книжки всё равно никто не читал. В Рф их читали по той причине, что они имели нимб запрещенного кода. Буквально так же и с ВШЭ.

Я должен увидеть, что по почти всем аспектам ВШЭ получила такую оценку со стороны Запада заслуженно. У их много зарубежных педагогов, наиболее того, там не все штатные агенты скрытых служб. Посреди их полностью могут быть обычные беспартийные экономисты, которые, но, гнут свою линию. Не случаем молвят, что выпускники ВШЭ — это учёные из секты (Так называется любая группа, имеющая своё учение и свою практику) очевидцев невидимой руки рынка. Вправду, они занимаются тем, что составляют всякие математические расчеты всяких экономических категорий. Но настоящая жизнь, в том числе финансовая, не таковая. Там вправду много зарубежных педагогов, в том числе тех, которые не являются агентами-шпионами.

Там вправду огромное внимание уделяется зарубежному языку, потому все его студенты быстро болтают по-английски.

В ВШЭ находятся и те ученые, которые не делят официальную идеологию самой ВШЭ, но, занимаясь какими-то личными науками, делают своё дело исправно и лишь личным образом высказывают себя. Я бы не желал, чтоб меня заподозрили в симпатиях к ВШЭ, но, с иной стороны, ВШЭ вправду заслуженно заходит в число этих заведений.

С иной стороны, посреди юных вузов Рф огромное количество тех, которые вправду реально что-то изобретают и делают. Классика то, что у нас гиперзвук есть, а америкосы до сего времени его достать не могут либо в области технических достижений  у нас весьма много открытий. К огорчению, в Рф, где царствует таковой патриотический мазохизм — нытьё на тему, как нам, сиволапым, угнаться, — не достаточно, кто понимает, как мы передовые и развитые.

Экономика — это особенная наука, которая не связана с техникой, не связана с искусством. Но ВШЭ в этом случае — это кадры для оккупационной администрации. Недозволено же в каждую деревню и в любой город поставить собственного гауляйтера. Потому заблаговременно готовят такие кадры из этих гауляйтеров, которые быстро молвят на языке владельцев, которые занимаются математическими расчётами и, а именно, могут сходу найти, какую прибыль можно получить от реализации того либо другого сырья на Запад.

В наше время не нужно практически осознавать слово «оккупация», как чужую армию, когда посиживают всякие зарубежные наместники. Нет, в наше время, когда все средства массовой инфы и вся финансовая элита финансируются из-за рубежа, даже если там преобладают какие-то местные кадры, ВШЭ вправду занимает определенное пространство в данной системе.

Я совершенно не призываю запретить ВШЭ либо закрыть. Если мы закроем это высшее учебное заведение, то сходу выяснится, какие там средства и что это криминальный режим. Пусть они пишут книжки, которые сами же читают и цитируют. Сам факт того, что они оказались там, — это не только лишь то, что ВШЭ соответствует тому, ради что ее делали, но к тому же то, как устарели, неэффективны и нерепрезентативны мировые рейтинги.

Отлично было бы сделать в Рф свою рейтинговую систему, но те рейтинги, которые у нас есть, — довольно малограмотный перевод с южноамериканского. Нам нужно исходить из других критериев, чем просто количество зарубежных участников. Есть ВУЗы, где по определению не быть может много иноземцев.

Что касается зарубежных ученых, то в критериях, когда наши ученые занимаются теми направлениями, где нет никаких иноземцев, там их тоже не быть может. Беря во внимание, что научно-технический прогресс сначало организуется в военной сфере, то и слава Богу, что там нет зарубежных ученых. Потому нужна своя собственная система рейтингов ВУЗов. Садовничий на данную тему гласит уже почти все годы.

Просто аспекты количества зарубежных учащихся, количества зарубежных педагогов и количество цитирований весьма комфортны. Сходу можно взять из веба надлежащие данные, высчитать и скалькулировать. А реальное значение выпускников этого ВУЗа далековато не постоянно можно найти, исходя из таковых формальных критериев.

Что касается востребованности выпускников ВШЭ, то нужно отметить, что нужен хоть какой грамотный экономист, даже если он выпускник ВШЭ. Потребность в таковых экономистах у нас реально существует. Трудоустройство выпускников — это один из основных критериев всех ВУЗов, и, к огорчению, вещь довольно непростая. На данный момент, когда вместе с эпидемией коронавируса развернулся экономический кризис, где в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) наиболее 40 млн. безработных (это в два раза больше, чем во времена Величавой депрессии), то о трудоустройстве выпускников вообщем весьма трудно гласить. Дай Бог, чтоб они с голоду не погибли. Хоть в наше время с голоду не погибают, но всё же.

Востребованность профессионалов в Рф тоже является сложным вопросцем. Здесь нужно еще подразумевать специфику студентов Рф. В Европе это началось еще ранее, в Америке этого меньше. Если человек просто обучается для собственного наслаждения и не собирается кое-где непосредственно работать, например, ему нравится восточная поэзия, и он поступает на филфак, но не собирается писать на данную тему диссертации либо преподавать, а обучается для собственного энтузиазма, то добиваться, чтоб этот человек кое-где трудоустроился и мог легитимно и с гордостью на это ссылаться, трудно. Этот наш условный любитель восточной поэзии отлично обучался, честно платил за обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками), но он это делает себе.

Для студентов, в особенности тех, которые поступают в высшие учебные заведения в возрасте 25+, образование — это хобби. Им просто любопытно, но они не собираются мастерски заниматься сиим делом. Это хобби у их до конца дней. Они желают просто побольше выяснить о этом предмете. Я привожу этот условный пример, т.к. сталкиваюсь с таковыми студентами, которые пришли обучаться в ВУЗ не со школьной скамьи, а которые мало истрепаны жизнью, если они поступают в учебное заведение, в каком изучают, например, российское обычное прикладное искусство и при всем этом нигде не работают. Им это просто любопытно. Но художниками-профессионалами они становиться не собираются.

Потому даже таковой аспект, как трудоустройство, далековато не постоянно может свидетельствовать о эффективности ВУЗа. ВУЗ выпустил потрясающих профессионалов, разразился кризис, потребностей нет. Либо выпускает людей, которые являются глубочайшими спецами в данной области, но в наилучшем случае они пишут пользующиеся популярностью статьи, так как они обучались для собственного наслаждения.

Потому навряд ли когда-нибудь будут действенные аспекты работы ВУЗов вообщем, в хоть какой стране и в Рф а именно, а те, которые есть, для Рф не весьма подступают. Это касается цитирования. На данный момент, когда существует монополия и господство британского языка, цитировать будут лишь то, что написано на британском языке.

Высшая школа экономики сделала определённую корпоративную атмосферу. Всё это бывает и в остальных ВУЗах Рф, но лишь при наличии связей. У нас при устройстве на работу имеют значение не только лишь чисто формальные анкеты, не только лишь, как в странах Близкого Востока — к какому племени человек относится, у нас имеет принципиальное значение корпоративность. Т.е. где служил человек. Если служили в одном полку, то это основной резон в пользу человека. У тебя быть может диплом с различием, но если есть некий знакомый кандидат, то ценность для трудоустройства будет у этого знакомого.

В Рф тоже есть корпоративная солидарность, корпоративная культура. ВШЭ имеет корпоративную культуру западного типа. Люди, которые могут по жизни друг дружку непереносить, в любом случае друг дружку будут поддерживать, если покажется 3-я сила. Данной культуры и умения проталкивать собственных людей во императивные структуры нам не хватает. Вот этому не грех у ВШЭ получиться. Я же не случаем произнес, что я против того, чтоб закрыть ВШЭ. Нужно пользоваться тем, что они профессионально употребляют применительно к российской почве западные методики, в том числе и образования.

Корпоративность в Рф была постоянно, но Высшая школа экономики различается наиболее суровым её применением. Частично это разъясняется тем, что там студентам вводит в голову, что они единственные просвещенные люди посреди варваров. Недозволено не признать, что выпускники ВШЭ глядят на всё население Рф как колонизаторы на аборигенов. Там готовят колониальную администрацию.

В итоге того, что в ВШЭ образование ведется на чужом языке, у их и ментальность чуть-чуть изменяется. Недозволено не признать, что здесь такие же способы натаскивания, как и в тоталитарных сектах. Потому у их и корпоративность наиболее высочайшая, чем в целом по Рф. Поэтому что в Рф есть проф корпоративность, есть землячества и т.д. и т.п. А в ВШЭ  — это понимание себя колонизаторами, цивилизаторами в одичавшей стране. К огорчению, это создается специально, и, так как другие ВУЗы должны готовить людей, которые будут служить стране, то такового эффекта не достигнуть.

Что касается Высшей школы экономики, то понятно, для что её делали. Закрывать её не стоит, нужно просто потихонечку её трансформировать в обычное учебное заведение. Для этого нужно уменьшить такие аспекты, как: количество лекций на зарубежном языке, количество цитирований на зарубежном языке, количество зарубежных педагогов. Разламывать через колено в этом случае будет никчемно. Мы лишь сделаем очередных критиков и оппозиционеров. Нужно переформатировать ВШЭ таковым образом, чтоб Запад растерял к ней энтузиазм. И созодать это нужно довольно осторожно, но агрессивно и преднамеренно.

В конечном счёте, это факт, что Запад вложил в ВШЭ отличные средства, что там преподают вместе с оппозиционной идеологией определенные определенные познания, которые в Рф полностью понадобятся, потому грех выступать против неё. Нужно отсечь неверное, которого там много, но сохранить здоровое ядро.

Что касается педагогов Высшей школы экономики, повторю, большая часть из их — это пролетарии интеллектуального труда, как и основная масса наших педагогов. Другое дело, что им платят больше. Они могут от всей души не делить идеологию, которую сами же излагают, но, в принципе, они встраивались в эту систему.

Посреди тех, кто обучается в ВШЭ, масса людей — просто лоботрясы либо это малыши богатеньких буратин, которым нужно получить корочку, чтоб позже посиживать в папиной фирме замом начальника. Но есть и обычные ребята, вот на них-то и нужно созодать ставку.

Источник: narzur.ru