«Все-же люд нужно заставлять обучаться»

Академический поворот с головы на ноги

Новейшую программку поддержки институтов представил заместитель министра науки и высшего образования Дмитрий Афанасьев. Пока она известна под рабочим заглавием «Программка стратегического академического лидерства», передать на рассмотрение правительства ее планируется к июлю, а запустить — с октября. Афанасьев сказал, что на данный момент Министерство интенсивно дискуссирует программку с ректорами, а от РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) ожидает предложений по выбору характеристик, по которым будут оцениваться вузы-участники, и по организации и содержанию работы консорциумов, которые должны сформироваться вокруг неких из их. В предстоящем представители Академии, предложил Афанасьев, могли бы участвовать в советах по каждогодней оценке вузов-участников.

По подготовительным оценкам, в программку могут войти 100–150 вузов. Это существенно больше, чем в прошлых схожих программках: Проекте 5-100, программке сотворения государственных исследовательских либо даже опорных институтов. «Мы решили по-иному посмотреть на опыт развития системы образования, скопленный за крайние 20 лет», — заявил Афанасьев и перечислил принципы в базе новейшей инициативы. Программка ориентирует университеты на достижение государственных целей развития, в том числе заявленных в государственных проектах, а не на глобальные рейтинги институтов. Планируется, что все 10 лет она будет конкурентноспособной: участников будут переоценивать, исключать неуспешных и подымать статус активных. Открытость предполагает широкий доступ в программку, в отличие от прошлых, она не будет «элитарной». Доступ в нее получат больше региональных вузов, чем до этого, что обязано обеспечить развитие науки и образования вне столиц. И главный для интересов РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) принцип — кооперация и интеграция. Участниками программки будут лишь университеты, но приветствуется их объединение в консорциумы с научными организациями и предприятиями по территориальному либо отраслевому признаку.

Из 724 работающих в Рф вузов (в это число включены и личные организации) поучаствовать в отборе сумеют около 200, сказал Афанасьев. Это подготовительная оценка Министерства: по воззрению разрабов программки, столько вузов потенциально могут преодолеть входной барьер. Им будет нужно либо уже заходить в международные рейтинги, либо иметь совокупный годичный доход в млрд рублей с не наименее чем пятипроцентной толикой доходов от НИОКР и не наименее 4 тыщ студентов. Если в рейтинги университет не заходит, а из 3-х последующих критериев выполнены лишь два, он может обратиться за поручительством к отраслевому министерству, госкорпорации, компании либо региональному правительству — к кому-то, кто профинансирует программку развития этого университета и в наиблежайшее время поможет выполнить и недостающий аспект.

Из тех 100–150 (а быстрее, 120) вузов, которые пройдут отбор, около 20 пойдут по пути глобального развития, а еще 40–60 — федерального. Наименования этих треков унаследованы из прошлых программ: национальные исследовательские институты и опорные институты. Афанасьев не преминул отметить, что новейшие опорные институты «еще обширнее и значимее» старенькых, а предложенные в программке статусы вузов равны: «Эти линии движения пересекаются, это не означает, что национальные исследовательские не работают на экономику, а опорные не работают в части исследовательских работ». Первыми будет управлять интернациональный совет во главе с вице-премьером Татьяной Голиковой, вторыми — совет при Муниципальном совете во главе с заместителем главы Администрации Президента Сергеем Кириенко. Оба бюрократа за ранее согласились управлять этими советами. Другие вузы-участники, как минимум 20, тоже войдут в программку. Те, кто пользовался для входа поручительством муниципального ведомства либо компании, не получат экономного финансирования; остальным «нестатусным» достанется базисный грант. Но пока они не достигнут характеристик, позволяющих получить статус НИУ либо опорного института, доп финансирования на выполнение программ развития им не выделят. Статус в программке быть может пересмотрен во время каждогодней оценки характеристик. Бюджет программки на 1-ые 5 лет — 274 миллиардов рублей, но, как увидел Афанасьев, Министерство рассчитывает на софинансирование от регионов и больших компаний, к примеру в рамках консорциумов.

Такие объединения могут появиться вокруг хоть какого университета, но наиболее значимы они для опорных институтов — территориальных либо отраслевых. 1-ые могут соединять воединыжды в консорциумы любые образовательные и научные организации на местности, на которой университет распространяет свое воздействие, не непременно это один федеральный субъект. Отраслевые опорные институты сформируют консорциумы из профильных компаний и НИИ (Научно-исследовательский институт — самостоятельное учреждение, специально созданное для организации научных исследований и проведения опытно-конструкторских разработок). Эти объединения не будут пересекаться по статусу с научно-образовательными центрами — эту программку, по словам заместителя министра, тоже скоро перезапустят, и она будет нацелена быстрее на выполнение сверхтехнологичных проектов. У консорциумов же в рамках программки стратегического академического лидерства будут остальные задачки, возможно, больше связанные с подготовкой кадров. Но как конкретно должны быть построены эти объединения, какими целями они должны управляться и как оцениваться, еще предстоит найти. По этому вопросцу, отметил Афанасьев, Министерство в особенности ожидает предложений РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук). Иная принципиальная задачка — найти характеристики для каждогодней оценки вузов-участников. Для государственных исследовательских институтов уже предложен, к примеру, широкий круг метрик — от публикационной активности и трансфера технологий до денежной поддержки юных ученых и эффективности эндаумент-фондов. На то, чтоб приготовить свои предложения по аспектам и работе консорциумов, у РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) есть неделька до 23 июня.

Члены Президиума РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) отреагировали на доклад в целом настороженно. Прозвучали даже вопросцы о заглавии программки — если лидерство «академическое», не стоит в ней выделить роль Академии? Поинтересовались и практическими качествами — сумеют ли научные университеты получить грант по программке? Афанасьев дал ответ, что консорциумы сумеют создавать как опорные, так и национальные исследовательские институты, и в обоих вариантах получать грант от правительства будет головной университет консорциума. Прорабатываются денежные схемы, по которым университет сумеет навести эти средства и остальным участникам объединения, к примеру на совместную образовательную программку либо исследовательский проект. «Какие цели предшествующей программкой были не достигнуты? Почему и как новенькая программка учитывает индивидуальности предшествующего шага?» — с таковыми вопросцами к спикеру обратился академик Владимир Фортов. По словам Афанасьева, новенькая команда Министерства оценила предшествующий опыт, отыскала в нем много полезного, но считает, что программка 5-100 носила очень узенький, «элитарный» нрав и была лишне сконцентрирована на глобальных рейтингах.

Время от времени это продуцирует рейтингобесие, когда ради рейтинга мы подстраиваем все снутри университета, хотя это не содействует достижению остальных целей. Поэтому мы оставили рейтинг как один из измерителей, но не считаем его основным.
 

Дмитрий Афанасьев

Заместитель министра науки и высшего образования РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина)

Эта позиция встретила поддержку президента РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) Александра Сергеева и остальных участников заседания. Уже в процессе обсуждения вице-президенты РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) Ира Донник и Алексей Хохлов занесли предложения по входным аспектам и показателям для каждогодней оценки вузов. По словам Донник, сельскохозяйственные университеты не сумеют попасть в программку по беспристрастным причинам — демографическая ситуация понизила количество студентов, доходы не те, для их необходимо снизить планку. Хохлов отметил, что показателями для оценки научно-образовательных консорциумов могли бы быть число выпускников университета, которые идут работать в НИИ (Научно-исследовательский институт — самостоятельное учреждение, специально созданное для организации научных исследований и проведения опытно-конструкторских разработок), дипломников, выполняющих там выпускные работы, базисных кафедр в научных организациях.

С критикой самого «программного» подхода к развитию высшего образования и науки выступил академик Роберт Нигматулин.

Крайние лет 40 временами с периодичностью лет в 5 приходят всякие инициативы в организации науки и образовании. Заместо того чтоб решать катигоричные задачи образования — недофинансирование, низкие заработной платы педагогов и профессоров, недооснащенность, — вы это подменяете дискуссиями… Как минимум эти инициативы никакой полезности не принесут. Коллеги, учить нужно всех! Почему нужно отобрать 100–120 институтов из 724? Другие что, учат марсиан?

Роберт Нигматулин

Академик РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук)

Заместитель министра дал ответ, что задачка новейшей программки как раз в том, чтоб привлечь доп средства. На всех их не хватает, но шаг от 21 университета в Проекте 5-100 к 120 нужен конкретно потом, чтоб расширить поддержку. Вступился за новейшую программку и Александр Сергеев: «Не могу не поддержать Роберта Искандеровича в том, что средства, которые у нас идут в образование и в науку, меньше в процентах к ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), чем в Европе. Но это наше общее дело с Министерством — каким-то образом продолжать работу с властью, чтоб ситуацию поменять». Правильным шагом в программке Сергеев считает переход от заслуги мест в рейтингах к государственным целям страны: «21 институт, который мы пустили соревноваться в мировые рейтинги, имеет финансирование меньше, чем один институт из первой сотки. Как они могут соперничать? За счет чего же может волшебство произойти? […] На данный момент все в известном смысле ставится с головы на ноги. Институты должны делать основную задачку — готовить кадры для государственной экономики». Президент РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) окончил обсуждение вопросца на оптимистичной нотке, отметив, что сущность программки — интеграция вузов с работодателями, в том числе с научными организациями.

Целую группу вопросцев во 2-ой части заседания представил вице-президент РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) Алексей Хохлов. Основным из их стал доклад о публикациях русских создателей в забугорных журналах-хищниках, в том числе с «переводным плагиатом». Выступление основывалось на докладе Комиссии РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) по противодействию фальсификации научных исследовательских работ. Это исследование обхватило 94 забугорных журнальчика из Индии, Турции, Венесуэлы и остальных государств, входивших в базы Web Of Science и Scopus, в каких с 2012 года размещены тыщи статей русских создателей. Почти все из их представляют собой машинный перевод на британский размещенной ранее русской статьи (не непременно такого же создателя). «Контрольная закупка» показала, что эти журнальчики платно публикуют без рецензирования любые присланные тексты. Век такового издания в базе рецензируемых изданий, обычно, недолог, поэтому они стремятся за ограниченный срок выкачать из статуса как можно больше средств. К примеру, за счет приписного соавторства, когда одна публикация соединяет воединыжды несколько никак не связанных вместе создателей из различных организаций страны.

О размерах «переводного плагиата» понятно уже не 1-ый месяц, но на заседание Президиума РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) Алексей Хохлов вынес данную тему с несколькими новенькими предложениями. Министерству науки и высшего образования, также научным фондам, отметил он, необходимо предложить анализ публикационной активности русских создателей в забугорных журнальчиках, и сформировать списки хищнических изданий. Статьи в их не должны учитываться в отчетах по госзаданию. Также РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) предлагается связаться с международными базами данных научных статей и достигнуть исключения некачественных изданий и отмены индексации статей с плагиатом. «Необходимо, чтоб Министерство озаботилось сиим явлением. Поэтому что на данный момент время от времени, когда статья размещена в журнальчике, который индексируется в Web Of Science и Scopus, считается, что ее свойство не подлежит сомнению», — отметил Хохлов.

Здесь же появилась дискуссия о определениях. Как осознать, спросила вице-президент РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) Ира Донник, какой журнальчик считать плотоядным, что такое переводной плагиат и какие русские создатели нерадивые? Александр Сергеев сначала обосновывал, что все это слова, совсем понятные ученым, но в итоге предложил Алексею Хохлову составить глоссарий по данной теме. По другому очень много разночтений: допустим, если поставивший свою подпись под плагиатом создатель — просто нерадивый, то как именовать совершивших наименее очевидные нарушения академической этики? Оказалось, что общего языка для обсуждения таковых тем у членов Президиума РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) нет.

Остальные участники обсуждения сосредоточились на том, что стоит не биться с забугорными плотоядными журнальчиками, а развивать отличные свои. Проще завести порядок у себя и заинтриговать ученых публиковаться в российских журнальчиках, считает академик Андрей Забродский, но пока движения к этому не видно: «Что мы услышали в первой задачке? Ставятся национальные цели, как аспект оценки предлагаются публикации в Q1–Q2». Александр Сергеев в ответ сказал о затормозившем из-за пандемии проекте русского издательского дома, где предлагалось издавать научные журнальчики открытого доступа на 2-ух языках. Но тему некачественных публикаций русских создателей за рубежом, выделил он, забрасывать тоже недозволено: «Мы должны высказаться и поставить наибольший заслон с нашей стороны развитию данной хищнической системы». Заочно Сергеев обратился к руководителям вузов, которые в презентации Алексея Хохлова были указаны как самые активные производители переводного плагиата, и призвал их смотреть за своими сотрудниками.

К моменту, когда Алексей Хохлов поднял довольно формальный вопросец о изменении положения о Комиссии РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) по противодействию фальсификации научных исследовательских работ, обстановка уже была довольно накалена. Конфигурации призваны поправить ситуацию, сложившуюся в процессе прошлогодних выборов в РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук), когда мимо отделений Академии прошел доклад комиссии о плагиате в научных работах кандидатов в академики. Сейчас все работы комиссии по вопросцам, входящим в компетенцию отделений, предлагается поначалу направлять в отделения. Предложенные формулировки членам Президиума тем не наименее не приглянулись: академик-секретарь отделения историко-филологических наук Валерий Тишков, к примеру, запротестовал против десятидневного срока на ответ со стороны отделения и неотклонимого «совещания» по каждой работе. Он предложил таковой вариант: если комиссия не получает ответа за 10 дней, поданную работу необходимо считать несогласованной. Александр Сергеев на это справедливо сделал возражение, что тогда отделения сумеют занять позицию, когда они просто не читают и не принимают ничего из исследовательских работ комиссии. Длительный спор закончился компромиссом: Алексею Хохлову предложили поменять «суровые слова» в положении нейтральным «обсуждением». Другими словами комиссия должна направлять свои работы в соответственное отделение РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук), отделение должно отвечать и вступать в обсуждение темы. Если согласие не достигнуто, решение остается за президентом РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук). На статус отделений, успокоил Сергеев, никто не покушается. Попутно занесли правки и в остальные части положения: Ира Донник предложила добавить к задачкам комиссии предотвращение нарушений академической этики вместе с их выявлением: без этого комиссия носит, по ее словам, «заблаговременно обвинительный нрав». Нежданно много дискуссий вызвал и вопросец о составе иной комиссии РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук), по популяризации науки. Из ее состава вышли некие участники, нескольких Алексей Хохлов предложил в собственном выступлении добавить, но предложенный перечень не согласовали без конфигураций: поступили предложения включить представителей региональных отделений РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук), также президента Курчатовского института Миши Ковальчука. Мировоззрение самого Ковальчука о этом, правда, пока непонятно.

Вновь члены Президиума РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) увидятся на онлайн-заседании уже через недельку, но в сей раз к ним присоединятся и остальные академики: на 23 июня намечено Общее заседание РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук), которое пройдет в режиме онлайн-трансляции. Не считая того, участники успели подобрать тему для 1-го из будущих заседаний Президиума. Поводом стали слова Роберта Нигматулина о протестах в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке): по его воззрению, «людей поставили на колени и принудили каяться непонятно в чем» поэтому, что в Америке все образование для деток облегчено, его уровень чертовски маленький. «Все-же люд нужно заставлять обучаться», — заключил академик. Президент РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) предложил пригласить на одно из последующих заседаний министра просвещения Сергея Кравцова и выяснить позицию ведомства по школьному обучению: стратегию развития институтов уже выслушали, наверное есть какие-то новейшие идеи и у новейшей команды Минпросвещения.

Фото: источник

Источник: narzur.ru