В Петербурге прошел пикет в поддержку журналиста Ивана Сафронова

У Гостиного двора собрались депутаты, активисты и блогеры

Фото: Айгуль Абдуллина / Business FM Петербург

Читайте также
Журналисты выступили против цензуры в период пандемии

BFM.ru: «Ведомости», РБК и «Коммерсантъ» сделали совместное заявление о деле Ивана Голунова

«Не все журналисты готовы писать под диктовку, в особенности те, кто привык работать свободно»

«Не нужно вести войну с журналистами – вы проиграете». Намедни с таковым девизом представители петербургских СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) вышли в пикет в поддержку столичного коллеги Ивана Сафронова. Городские полицейские в отличие от столичных, не стали задерживать участников вечернего мероприятия. Два 10-ка человек, посреди которых также были депутаты, активисты и блогеры попеременно стояли с плакатами у Гостиного двора практически до полуночи. Они все отвертелись предупреждением о нарушении правил массовых собраний.

Напомним, советника директора «Роскосмоса», бывшего сотрудника «Предпринимателя» и «Ведомостей» обвинили в госизмене. Как отметила в собственном телеграм-канале главред RT Маргарита Симонян, по данной нам статье «высадить можно длиннющий перечень российских журналистов. Некие редакции – в полном составе».

Абсурдным именовал обвинение против Сафронова депутат петербургского Заксобрания Борис Вишневский, который также принял роль в акции.

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский Желаю напомнить, как мне понятно, сам список того, что составляет гостайну тоже является скрытым. Для того, чтоб знать, что недозволено разглашать, необходимо иметь допуск к гос тайне, потому все это абсурдно вдвойне. Что касается прецедентности, то это весьма небезопасно, поэтому что выходит, что можно облыжно обвинить совершенно хоть какого, не только лишь журналиста, в том, что он типо что-то разгласил либо, что он типо что-то написал, что он совершенно не имел ввиду, как в случае с Прокопьевой, либо просто сломать ему руку, как Давиду Френкелю, когда он поинтересовался, что происходит в избирательной комиссии. Все это звенья одной цепи. Задачка этого – заткнуть журналистам рот, вынудить их молчать, вынудить их не говорить о том, что происходит, вынудить их страшиться сказать избыточное слово, написать лишнюю строку, поведать в эфире о кое-чем, что сделалось им понятно, боясь того, что позже к этому прицепятся и изобразят из этого уголовное обвинение. Я расцениваю эту ситуацию конкретно, как акцию устрашения сначала.

Как сказал Business FM Петербург юрист журналиста Иван Павлов, защита хочет обжаловать арест. Комментируя вопросец о том, есть ли возможность достигнуть открытого суда – юрист отметил «шансов нет лишь у покойников».

За крайние 10 лет число дел по статьям, связанных с контрразведкой, подросло в 6 раз. Как пишет «Медиазона» со ссылкой на данные Судебного департамента, почаще всего приговоры выносили за разглашение гостайны. Если в 2009-м году таковых решений было всего 6, то в прошедшем – уже 46. По делам о шпионаже число приговоров тоже подросло, но не так существенно. По подсчетам СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), эти статьи стали активнее использовать опосля присоединения Крыма.

Спецы из «Команды 29» отмечают, что трактовки самих статей были серьезно расширены за 8 лет. А именно, возникли такие широкие формулировки как «другие случаи» и «другая помощь», подчеркивают правозащитники.

Источник: businessfm.spb.ru

Ещё новости