Теневая сторона веба: онлайн пытки за щедрые чаевые «палачу» — uzbfilm.ru

Кадры избиения обитателя Брянска опять подняли дискуссию о демонстрации беспощадности в вебе.

Пытки под рукоплескания – Фото: mailme6 / Pixabay — Источник

Читайте также
«Цифровой концлагерь». Куда может привести развитие технологий

В Рф могут ввести наказание за посещение нелегальных веб-сайтов

По одной из версии, «красноватые комнаты» — это собственного рода «страшилка» запрещенного веба, поэтому что трудно поверить, что есть веб-сайты, где люди платят за то, чтоб поглядеть на пытки, побои и убийства. Остальные убеждены в их существовании. Юзеры форумов дискуссируют эти нелегальные площадки даркнета крайние лет 5. Истории тех, кто типо попадал в такие закрытые клубы публиковал южноамериканский портал Reddit. По словам 1-го из их, это недешево и трудно. Доступ к аккаунтам продается за огромные средства, пароль можно получить опосля проверки «админов». За сверхоплату маниакальным зрителям дают право управлять каждым действием «палача».

Из рассказа другого завсегдатая таковых чатов, который позднее растиражировали западные СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) – насильники типо постоянно устраивают экзекуции по указке зрителей из различных государств. В описанном им примере неведомые люди в масках расстреляли рыдающего мужчину. Публика щедро оплачивала зрелище экзекуции. Само это описание весьма похоже на то, что происходило на средневековых площадях, отмечает клинический психолог Владимир Крупин.

Клинический психолог Владимир Крупин Мир весьма поменялся, и общественная мораль стала намного наиболее человекоориентированная. Мы на данный момент говорим уже о равноправии, а не о том, чтоб там кого-либо казнить на площадях. Глубинно в почти всех людях сохраняется таковая беспощадность, и совсем буквально это какая-то аномалия, может быть, в рамках какого-то психологического расстройства. Мы сами осознаем, что на психическом уровне здоровый человек навряд ли захотит глядеть на то, как пытают другого. Да, можно гласить о том, что это нездоровые люди.

Доказанных фактов проведения незаконных стримов с убийствами в сети нет – лишь рассказы тех, кто именует себя очевидцем. С одной стороны, можно поверить, что соучастники строго соблюдают конспирацию. С иной, за годы злодеяний в общественном поле обязана была заявить о для себя хотя бы одна из уцелевших жертв. Не считая того, кто-то из асоциальных зрителей наверное бы нарушил условия контракта и выложил бы подтверждения в сеть. Нужно поминать, что подобные бойцовские либо гладиаторские поединки – это постоянно потенциально наказуемая история. Даже если все происходило с согласия жертвы – эти дела относятся к составам общественного обвинения. Другое дело, что они навряд ли происходят в действительности.

Глава адвокатской конторы «ТонковЪ и партнёры» Евгений Тонков Как я это вижу, — это постановочные истории. На мой взор, там актеры. В неприятном случае это бы проявилось рано либо поздно. Таковых историй за крайнее время в Петербурге я не встречал. На мой взор, это постановочные истории, которые можно продавать в вебе и которые в реальности исполняются актёрами. Если этот ролик записан актёрами, если не унижает общественную нравственность, не нарушает правопорядок, то это обыденное шоу, которое можно продавать.

10 годов назад во Франции обширно дискуссировался документальный кинофильм, в одном из эпизодов которого участники реалити-шоу пытали друг дружку. По правилам телевикторины, игроки по очереди задавали вопросцы связанному человеку, а за любой неверный ответ – лупили током. Участники опыта не знали, что их соперники – статисты, а электрошокер – просто реквизит.

Этот вариант отлично гласит о том, что камера способна провоцировать проявление насилия. Во время видеофиксации у агрессора возникает подсознательное чувство спектакля. Это вроде бы легализует сам процесс злодеяния, дарует неверное оправдание «игры». Иной важный фактор, влияющий на «режиссеров беспощадности» – психологическое состояние общества. В десятые годы французы лишь отходили от последствий мирового экономического упадка. Тогда как, по воззрению неких аналитиков, Наша родина длительное время пребывает в политическом упадке – и это также может стимулировать нестабильных личностей на беспощадные поступки.

Основной редактор журнальчика «Личность. Культура. Общество», социолог Юрий Резник Человеку весьма принципиально какой цивилизации он принадлежит, какой культуре он принадлежит. На данный момент эти ориентиры почти во всем утрачены, препядствия с идентичностью. В связи с сиим люди теряют тормоза. Мы никак не усвоим кто мы такие, мы до сего времени самоопределяемся: Наша родина — это отдельная цивилизация либо часть западной, либо быть может у нее среднее положение евразийской цивилизации меж Востоком и Западом? Мы никак не усвоим. К слову, в программных документах, в том числе и в Конституции, это никак не отражено, там общие патриотические призывы и не наиболее того.

Кинофильм французов отсылает к другому традиционному тесту наиболее чем полувековой давности. Южноамериканские психологи во главе со Стэнли Милгрэмом изучали воздействие боли (переживание, связанное с истинным или потенциальным повреждением ткани) на память и готовность людей подчиняться авторитету. В рамках исследования один участник – «учитель» инспектировал возможности запоминать другого, «ученика». Любая ошибка в ответе каралась все наиболее мощным разрядом тока. За действием следил 3-ий участник – экспериментатор — который приказывал учителю продолжать наказание. Почти всегда «учитель» слушался, хотя мог тормознуть в хоть какой момент. В именитом опыте Милгрэма 65% продолжали наращивать напряжение заместо того, чтоб сжалиться над жертвой. Когда французы повторили этот опыт на камеру, показатель беспощадности подпрыгнул до 80%.