Стычка города с деревней: как подсобное хозяйство может довести владельцев до суда

В России нет однозначных требований к приусадебным участкам. От этого страдают и сельские жители, и дачники

В Алтайском крае суд в начале декабря запретил семье пенсионеров вести подсобное хозяйство на своем участке, расположенном в поселке недалеко от Барнаула. Пара разводила кур и кроликов, что вызвало недовольство со стороны новых соседей. Местные СМИ сочли, что суд создал прецедент — в этом поселке, как и в большинстве других, обеспечить себе небольшой дополнительный доход за счет своей земли пробуют многие. Об угрозе массовых запретов на такую деятельность речи не идет, однако в стране действительно отсутствуют четкие правила, регулирующие ведение подсобного хозяйства на приусадебных участках, указывают эксперты. Это дает почву для новых конфликтов между жителями сельской местности и горожанами, которые приобретают там дома, причем пострадавшими могут оказаться как те, так и другие.

Можно ли решить эту проблему и как убедиться, что уже имеющееся хозяйство соответствует как минимум тем требованиям, которые сегодня предусмотрены законом, разбирались «Известия».

Курятник в суде

Ликвидировать расположенный на одном из участков в поселке Казенная Заимка курятник суд в Барнауле постановил со второй попытки — в первой инстанции претензия к семье пенсионеров была отклонена.

Пожилая пара, Владимир Беломытцев и его супруга, кур и кроликов на своем участке разводили много лет, и до этого, настаивают они, вопросов к ним не возникало. Однако после того как в соседний дом въехали новые жильцы — родители с двумя детьми, — они начали жаловаться на неприятный запах. Как сам Владимир Беломытцевобъяснил алтайским журналистам, по их обращению к пенсионерам до этого приезжали проверяющие из ветеринарной службы и Роспотребнадзора, однако никаких нарушений они не обнаружили, поэтому требование соседей ликвидировать строение, в котором находилась живность, осталось без ответа.

После этого они обратились в суд, сославшись на градостроительный регламент — по нему расположенные в Казенной Заимке участки предназначались под жилую застройку. Соседи настаивали на том, что для ведения личного подсобного хозяйства в этом случае требуется получить дополнительное разрешение. Оно, по установленным на муниципальном уровне правилам, выдавалось только после прохождения общественных слушаний при условии, что голосов против не было, то есть получить его Беломытцев уже не мог бы.

Суд Барнаула встал на их сторону — и хозяйственную постройку пенсионеров попросили убрать. Они, в свою очередь, намерены обжаловать решение. Мужчина настаивает на том, что животные являются для них с женой важным источников дополнительных доходов.

— На 9 тыс. можно прожить? Президент с экрана говорит: вы поощряйте самозанятых, не трогайте пенсионеров, им и так плохо. И что происходит здесь? — рассказал мужчина журналистам.

Подсобить себе землей

Так или иначе, но к помощи подсобного хозяйства сегодня прибегают около трети россиян. Согласно исследованию, результаты которого ВЦИОМ опубликовал в августе 2019-го, 32% респондентов, отвечая на вопросы социологов о своем отношении к дачному отдыху, отметили, что дача — это подсобное хозяйство иисточник дополнительного дохода.

По данным Росстата, приведенным в 2016 году по итогам Всероссийской сельскохозяйственной переписи, с 2006 года количество только зарегистрированных личных подсобных хозяйств в России увеличилось почти на 1 млн — с 22,8 млн до 23,5 млн. При этом в переписи, вероятнее всего, не учитывались хозяйства, которые люди вели на не предназначенных для этого дачных участках. Чаще всего, по данным ведомства, в таких хозяйствах разводили птицу (в среднем 26 на одно домохозяйство), овец и коз (в среднем 13 голов на одно домохозяйство), реже — свиней и крупный рогатый скот (по 4 и 5 соответственно).

Согласно данным Росреестра за 2018 год, площадь земель, отданных под личное подсобное хозяйство, в России оценивалась чуть более чем в 1,1 млн га.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Алтайские журналисты полагают, что решением, принятым в отношении двух пенсионеров, суд Барнаула создал прецедент, поставив под угрозу ведение подсобного хозяйства в пригородных поселках (поселок Казенная Заимка, в котором находился спорный скотный двор, входит в городской округ Барнаул) или в сельских населенных пунктах в принципе.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»

Что такое ЛПХ.

По закону вести личное подсобное хозяйство (ЛПХ) можно на приусадебном участке (размер определяется органами местного самоуправления и может варьироваться от территории к территории) силами владельца или членов его семьи. Оно не облагается дополнительным налогом — в отличие, например, от более крупного крестьянско-фермерского хозяйства, — и собственнику не придется вести сопутствующую отчетность. При этом, если речь идет о небольших объемах, полученной продукцией можно торговать.

Неоднозначное хозяйство

Говорить о том, что во всех поселках, тем более пригородных, после этого сразу запретят держать кур или мелкую живность, — неверно, пояснил изданию Николай Кичигин, старший научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Российской Федерации, преподаватель ВШЭ. Кроме того, само решение суда, по его мнению, неоднозначно.

— В данном конкретном случае речь шла о том, что в регламенте просто не прописана возможность ведения подсобного хозяйства в качестве одного из способов использования участков. Но это не значит, что она исключена. В такой ситуации, в соответствии с Градостроительным кодексом (п. 8 ст. 36), человек имеет право продолжать свою деятельность, если она не несет опасности для окружающих. А если предыдущие проверки не выявили нарушений, то получается, что такой опасности нет, — объясняет он.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Ведение сельскохозяйственной деятельности на участке, предназначенном под ИЖС, могло бы быть запрещено, если бы правила землепользования и застройки в этом населенном пункте содержали такой пункт или разрешали только те виды деятельности, которые ведение хозяйства исключают, говорит Наталья Шагайда, директор Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС, но, по ее словам, с такими ограничениями она лично никогда не сталкивалась. Кроме того, одна из форм Росреестра, 22-3, относит такие участки к участкам граждан, занимающихся производством сельскохозяйственной продукции, отмечает эксперт.

Проблема заключается в том, что в России до сих пор нет четких правил по использованию придомовой земли.

— У нас есть закон «О крестьянско-фермерском хозяйстве», закон «О личном подсобном хозяйстве», где дается его определение, и закон для дачников «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан». Но у нас нет закона, который регулировал бы, что можно и чего нельзя делать на участках граждан, на которых они живут, — объясняет собеседница «Известий». — Нужны правила застройки, в которых было бы написано, что можно на нем делать, в каком объеме, а что нельзя.

Ограничение в «головах»

По мере того как в сельскую местность устремляются городские жители, заинтересованные в определенном уровне комфорта, отсутствие четких правил может быть невыгодно как тем, кто активно ведет подсобное хозяйство, так и их соседям. Например, горожане, купившие в деревне дом и не привыкшие к укладу деревенской жизни, могут возмущаться запахом с соседнего участка, где содержится несколько кур или одна корова.

По закону «О личном подсобном хозяйстве» предусмотрены ограничения по наемным работникам (вести может только владелец или члены его семьи) и по площади занимаемой земли (50 соток). Однако отследить выполнение подобных требований довольно сложно — так, земля может «прирезаться» за счет участков родственников, что законом не запрещено, достигая площади в несколько гектар. О численности животных или ограничениях, касающихся их размеров, речи не идет.

— Бывает и так, например, что сложилась застройка в старом селе, есть фермы. Вокруг него кто-то скупает землю, добивается ее перевода в земли населенных пунктов, начинает строить дома. А потом начинаются жалобы, что ферма слишком близко от домов, от нее запах. Если оказывается, что положенные расстояния для такой фермы выдержаны не были, для ее собственника начинаются тяжелые времена, хотя вообще-то это жилые дома пришли к ферме, а не ферма к ним, — продолжает Наталья Шагайда.

С другой стороны, может быть и так, что личное хозяйство разрастается до размеров большого скотного двора. Тогда, наоборот, хозяйство «приходит» к жилым домам. Жить на прилегающей территории становится практически невозможно, люди испытывают вполне реальные неудобства, но сделать с этим что-то затруднительно, если не нарушаются требования Роспотребнадзора.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Поэтому, подчеркивает Наталья Шагайда, ни одну из сторон в данном случае идеализировать нельзя. Однако возникшую проблему необходимо каким-то образом решать.

Во многих развитых странах уже действуют подобные законы, регламентирующие в том числе количество собак или автомобилей, которые могут находиться на участке у владельца. В США отдельные штаты могут принимать закон, по которому фермеры — жители сельских территорий, ведущие на них традиционную хозяйственную деятельность, — имеют право на приоритет в случае конфликта интересов с теми, кто приобрел дома недавно и приезжает отдыхать.

— Мы всегда выступали за то, чтобы в сельских населенных пунктах устанавливалась бы граница в условных «головах» — причем необязательно для крупного скота, например коров, но и для тех же кур. Определять эти требования должны органы местного самоуправления, ориентируясь на размер участка, плотность застройки и другие факторы, — уверена эксперт.

Сейчас для того чтобы узаконить личное подсобное хозяйство, в первую очередь нужно удостовериться, что оно внесено в похозяйственную книгу, которая ведется в сельсовете, объяснила «Известиям» член Московской областной коллегии адвокатов Светлана Добровольская. Подать заявление о внесении в нее можно, обратившись в органы местного самоуправления с заявлением и минимальным пакетом документов — с информацией о владельце и проживающих с ним людях, а также об имеющейся в собственности сельхозтехнике, наличии посевов или насаждений и домашней живности. Однако ни от претензий со стороны непривычных к деревенской жизни соседей, ни от злоупотребления со стороны крепких хозяйственников это не спасает.

Источник: narzur.ru