Путинизм «дозревает», протухла даже политическая температура (мониторинг: ноябрь 2020 года) — | Новости на uzbfilm

Оргруппа искренне благодарит всех, кто добровольно и в сложных условиях эпидемии помог провести всероссийский социологический опрос. Это настоящие, идейно убежденные, мужественные люди, за которыми будущее страны.

Во второй половине ноября 2020 года проведен очередной этап мониторинга политического спектра России с целью вычисления политической температуры российского общества. Этот показатель характеризует его настроения в части отношения к власти, ее решениям и достигнутым результатам. В текущий политический момент это фактически отношение к Путину, его группировке и его политическому режиму, получившему уже довольно устойчивое наименование путинизм, к их государственно-управленческим практикам и результатам.

Кроме основного вопроса, задавался ряд страховочных (дублирующих) вопросов для надежности выводов и интерпретации, а также актуальных замеров иных общественных настроений.

Теория инструментария политической температуры показывает, что сверхразогрев общества характерен для периодов выраженной социально-политической активности, вплоть до революционных событий. Переохлаждение общества (его активности, самостоятельности) соответствует стагнации в развитии. Наиболее эффективному и устойчивому прогрессивному развитию общества и государства соответствует оптимальная политическая температура (около 450 условных градусов). Политической температурой можно управлять, что и делают «умные» государства, проводя соответствующую государственную политику гражданских свобод, доступности и свободы информации, гарантий деятельности оппозиции, обратных связей по линии общество-власть. Глупые и криминальные власти доводят дело до потрясений. Именно с учетом этого знания новая государственная политика, тотально оппонирующая путинизму, запланирована в Программе Сулакшина и проекте новой конституции страны.

Экспериментальный мониторинг фактической политической температуры проводится авторами с апреля 2011 года. Политическая температура вычисляется математически, исходя из формы политического спектра, который измеряется с помощью социологического анкетного опроса. Физический аналог — связь частотного спектра (например, радиоволн) и временнОго процесса в виде преобразования Фурье.

В опросе предлагалось 11 вариантов ответа на ключевой вопрос об отношении населения к власти и ее решениям. Традиционно опрос проводился по всероссийской квотной выборке среди городского и сельского населения, в возрасте 18 лет и старше, двумя методами. Во-первых, методом личного интервью (уличный). И, во-вторых, методом опроса в интернет сети. Однако, на этот раз, как никогда, были мобилизованы кремлевские спецподразделения информационной сетевой киберборьбы с оппозицией в поддержку путинизма, которые забили логистическую схему сетевого опроса своим вылизыванием режима. Приводить эти результаты не имеет смысла, хотя, как и всегда до этого, подтвердилось, что сеть значительно более радикально настроена против Путина и его режима.

Точность результата, из контроля сходимости, получена лучше 3%. Это не процентных пунктов самого итога опроса (размерность которого тоже в %, но других по смыслу), а обычная относительная точность итогов измерений, которые показаны далее на графиках и в цифрах.

Одновременно с вычислением политической температуры оценивались ответы респондентов на качественные, подстраховывающие основной опрос, вопросы. В том числе, относительно персонального лидерства в пространстве оппозиции и прогнозов политического будущего страны.

Качественный вывод по всему массиву результатов таков, что общество устойчиво антагонистично власти (или, скорее, власть стала врагом большинству общества), но тотальная пропаганда режима свой результат тоже дает. Сменить объективный процесс сползания страны к политическому кризису власть не в состоянии, но оттягивать час разрядки способна. Возросло нагнетание страха в общественном сознании. Возникла своеобразная позиция неустойчивого равновесия. Пауза.

ОТНОШЕНИЕ ОБЩЕСТВА К ПУТИНУ

Отношение общества к курсу страны под управлением Путина и его группировки будет далее, здесь же об отношении общества лично к Путину.

В ноябре «Поддерживают курс страны под руководством Путина и его группировки» — 27,8%, соответственно, против этого курса — 50,8%. Убедительный разрыв.

В сентябре ответы были слабее в своем контрасте. То есть процесс отторжения все-таки развивается. Тогда «Поддерживали курс страны под руководством Путина и его группировки» — 31%, соответственно, против этого курса были — 48%.

В ноябре позицию («Я восхищаюсь Путиным» + «Я ЗА Путина») занимают 21,9%. Сумма позиций («Я ПРОТИВ Путина» + «Я ненавижу Путина») 31,6%.

В сентябре на этот вопрос ответ был такой. Позицию («Я восхищаюсь Путиным» + «Я ЗА Путина») занимали 29,7%. Почему упало «восхищение Путиным» понятно. Потому что страна продолжает деградировать, а народу становится все тяжелее жить, все тревожнее думать о будущем. Сумма позиций («Я ПРОТИВ Путина» + «Я ненавижу Путина») составляла 39%. Почему снизилось отторжение Путина? Что за противоречие? Возросло число так называемых «равнодушных». Усилился страх, возникающий при упоминании имени Путина. Дублирующие проверочные вопросы это четко фиксируют. Выше, тем не менее, видно как растет отторжение курса путинизма.

А вот тоже проверочный вопрос, но с меньшим уровнем апелляции непосредственно к личности Путина.

В ноябре позицию («Путину и его команде нужно уходить») разделяют 63,9%. Позицию же («Продолжать править страной») всего 36,1%.

В сентябре картина по этому вопросу была такой.

Позицию («Путину и его команде нужно уходить») разделяли 64%. («Продолжать править страной») 36%. Отторжение Путина с его правящей командой в два раза больше, чем согласие с продолжением его правления.

Вновь и однозначно: бОльшая часть населения страны — против Путина и его политики. Власть не может этого не знать. Отсюда и все ее политтехнологические трюки и манипуляции. Но переломить это положение уже невозможно. Слишком далеко зашла деградация страны и недееспособность руководства ею. Разрядка кризисогенного противостояния власть-общество неизбежна.

КАКИМ ОБЩЕСТВО ВИДИТ БУДУЩЕЕ РОССИИ

В сентябре россияне прогнозировали, что «Все будет как прежде» на уровне 51%. Вариант «Кризис и распад» 23% . «Войну» ожидали 4,4%. «Революцию» 12%. В «Успех и развитие» верили 9,7%.

В ноябре картина изменилась.

Тех, кто считает, что ничего не изменится и все будет по-прежнему стало меньше на 4%. В угрозу кризиса и распада теперь верят на 6,6% больше.

Настроение общества явно смещается в алармистскую область. В сочетании с отторжением Путина и его политического режима это однозначный предвестник политического среднесрочного будущего страны.

А ЧТО С ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОППОЗИЦИЕЙ?

Авторы понимают, что вставляя в закрытый вопрос о лидерах оппозиции и доверии к ним фамилию Сулакшин мы провоцировали скептицизм и ерничание преследующей нас кремлевской сетевой казармы троллей. Но, поскольку нами предпринимались специальные меры, чтобы исключить перекос выборки, авторы в результатах уверены и считают, что общество должно узнать и об этом результате. Тем более, что правящий режим затрачивает большие усилия для создания суррогатных, подставных лидеров, накручивает им ложные рейтинги. Хотим заверить кремледелов, что эффективность их затрат невелика. Это же дает надежду, что поскольку «правда дороже денег» шанс у страны на оздоравливающее преображение, на мирное и законное освобождение от морока путинизма существует вполне реальный. В опросе задавались как открытый, так и закрытый вопросы. Итак, результаты.

Сначала вопрос закрытый. Респонденту предлагался по выбору авторов список политических и общественных фигур. Перечень вполне очевидный, он внизу на рисунке. Результат тоже показан на рисунке. Никому из перечисленных фигур не верят 63,8% граждан. Режим добился располитизации и деконсолидации общества. В апреле 2020 года это значение было 64,1%, то есть практически такое же. Страна в какой-то паузе…

Однако, нужно выполнить одно наше обещание. О бесполезности затрат режима на подставных политических филеров. Сколько режим тратит миллионов на часть этих фамилий, сколько миллионов тратится на Навального, а толку, как видим, нет. Нет толку и от КПРФ. Наш рейтинг на уровне выше среднего. Поистине «правда дороже денег»! Эх, если бы к нашей правде, да их деньжищи! Но, по-любому, мы являемся политическим фактом и фактором в нашей стране. Потому казарма и гнобит наши информационные трафики.

Теперь вопрос открытый. То есть респондент сам отыскивал в своем сознании фамилию того или иного лидера оппозиции. Результат на рисунке. Отметим, что ответ «Никому не верю» составил 82,5%.

Интересно, что тут дело для кремлевских «пациентов» еще хуже. Появились новые фамилии. Но основной вывод тот же самый. Общество пока деполитизировано и неконсолидировано. Телевизионная и пропагандистская картинка не имеет ничего общего с реальностью. Вместо реальности режим кормит народ лубочными лживыми картинками. Но на лжи вечно ехать не удастся.

И ГЛАВНОЕ — КАКОВА ЖЕ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕМПЕРАТУРА?

Политический спектр ноября радикально не изменился. Хотя можно заметить, что выросла доля «равнодушных». Мы объясняем этот факт, как психологическое следствие нарастающего в обществе страха. Наоборот, припали крайние противоположные оценки.

Если же просуммировать позиции в поддержку курса путинизма и, наоборот, в его неподдержку, то получается следующая картина.

Действительно, с февраля 2019 года страна встала на какую-то паузу. Против путинизма подавляющее большинство, но дальнейшего развития разрыва между красной и зеленой кривыми не происходит. Хотя число равнодушных скачком возросло. Есть основания считать, о них мы уже говорили выше, что эти «новые равнодушные» на самом деле должны быть отнесены к красной кривой. Они боятся высказываться «против». Симметричное противоположное предположение, что люди боятся высказываться «за» никак не проходит. В этом случае бояться нечего. Пока что сторонники путинизма в фаворе у власти, им ничего не угрожает. Пауза в трендах похожа на какое-то затишье перед бурей.

Ну и о температуре. Она в описанной ситуации тоже должна встать на паузу. Что мы после вычислений и получили.

Поэтому и назвали так наш отчетный материал. Протухла даже политическая температура. Но при этом почти очевидна ближайшая перспектива. Факторов снижения политической температуры нет. А вот факторы ее разогрева есть. Ну, что ж, подождем до следующего замера.

Авторы: Сулакшин Степан Степанович — Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Захаренко Надежда Андреевна — к.соц.н.