Программисты помогают вузам следить за студентами — | Новости на uzbfilm

Волна протестной активности в России нашла живой отклик в соцсетях среди молодёжи. В ответ на это чиновники, силовики и руководство учебных заведений активизировали усилия по выявлению школьников и студентов, готовых примкнуть к несанкционированным акциям. В мониторинге настроений им помогают разработки, в законности использования которых юристы сомневаются.

Вузы приготовились к слежке ещё осенью

Накануне несанкционированных митингов, которые прошли 23 января, ряд российских вузов (как публично, так и кулуарно) предупредили студентов о дисциплинарной ответственности за участие в протестных акциях. Многие учебные заведения публиковали в соцсетях призывы не посещать митинги.

Например, проректор Санкт-Петербургского государственного университета по учебной и методической работе Марина Лаврикова в ответ на запрос студентки сообщила, что учащимся, совершившим административный проступок, грозит привлечение к дисциплинарной ответственности вплоть до отчисления. Некоторые вузы пошли дальше: Поволжский колледж технологий и менеджмента в Саратовской области составил список студентов, состоящих в группах, связанных с Алексеем Навальным. Фотографии списков, вывешенных на стене вузе, опубликовали учащиеся колледжа.

Подобная работа активизировалась ещё осенью 2020 года – тогда стало известно, что протестными настроениями в научных и образовательных учреждениях заинтересовалась прокуратура Москвы.

Как сообщал 16 октября профсоюз «Университетская солидарность», прокуратура потребовала от вузов уведомлять о мероприятиях, направленных на «формирование общественного мнения о необходимости смены власти в России» и «создание условий для дестабилизации обстановки, например, с использованием существующих социально-экономических проблем». Прокуратуру беспокоило «продвижение американских и европейских демократических и либеральных ценностей, популяризация американского образа жизни».

«Октагон» выяснил, что новую неофициальную госпрограмму взял под козырёк Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) и в декабре 2020 года приобрёл полицейскую систему слежки.

Студентов отдали системе

Осенью РГГУ подключился к системе, которая предполагает:

– «раннее обнаружение и экспресс-анализ проблемных публикаций, в том числе резонансных тем, требующих оперативного реагирования, а также углублённый анализ объектов интереса» в социальных сетях, блогах и форумах;

– «анализ протестного потенциала», «выделение лидеров мнений в студенческой и преподавательской среде, анализ рисков и угроз в отношении лидеров мнений, анализ групп влияния»;

– «анализ и оценку текущего состояния информационного поля и активных угроз с целью достижения информационного благоприятствования в интернет-пространстве».

Это следует из материалов госзакупки, шестимесячная лицензия на этот софт для мониторинга обошлась вузу в 5,1 млн рублей. Заявку на конкурс подало только ООО «Прогноз», с которым и был заключён контракт. Согласно базе данных юридических лиц, эта фирма аффилирована с российским программистом Андреем Масаловичем, бывшим сотрудником КГБ и ФАПСИ (существовавшее с 1991 по 2003 год Федеральное агентство правительственной связи и информации при президенте РФ). Масалович известен многим, кто интересуется интернет-разведкой, как популяризатор этого дела.

Шестимесячная лицензия на софт для мониторинга обошлась РГГУ в 5,1 млн рублей.

В беседе с «Октагоном» Масалович признался, что сотрудничает с РГГУ. В заказе речь идёт о системе мониторинга Avalanche, рассказал он. Система решает четыре комплекса задач: контролирует оперативную обстановку и оценивает общий уровень вовлечения в противоправную деятельность, выявляет заказчиков и распространителей противоправного контента, выявляет фейки и проводит стратегический анализ. Известно, что среди клиентов Avalanche – правоохранительные органы и компании, которым нужны инструменты конкурентной разведки.

Заказчик, будь то вузы или силовые структуры, сам решает, как именно использовать программы, уточнил Масалович. При подключении дополнительных модулей система Avalanche может быть использована как СОРМ – комплекс технических средств и мер, предназначенных для проведения оперативно-разыскных мероприятий, и служить для прослушки телефонов.

– Для этого нужны соответствующие полномочия, – говорит Масалович. – Но в конечном итоге это лишь инструмент. Мы предоставляем систему, будет ли она использоваться для нарушения прав и этических норм – ответственность заказчика.

По словам Масаловича, система потребовалась Центру изучения этнополитических и этнокультурных процессов при РГГУ.

«Это авторитетная организация, которая занимается самыми больными темами. Ведь если разваливать государство, то либо через этнические или межконфессиональные конфликты, либо через молодёжь. Последние годы у нас в стране нет молодёжной политики. Нас зовут, когда не понимают, что делать. Я прогнозирую, что к осени это непонимание усилится: губернаторы осознают, что не всё гладко, партии, включая “Единую Россию” , понимают, что застряли не в том времени».

Андрей Масалович
программист

Масалович считает, что для молодёжной среды характерны девиантное поведение, стремление участвовать в различных группах с тематикой вроде «Колумбайна» (массовые школьные убийства), суициды, зацепинг (езда снаружи поездов), живодёрство и АУЕ* (криминальная субкультура, запрещённая в РФ, включена Минюстом в перечень экстремистских организаций).

– Как в магазине есть воронка продаж, так и в интернете существует воронка вовлечения, – говорит Масалович. – Молодняк не замечает, как их туда затягивает.

В качестве примера отсутствия критического мышления у молодёжи эксперт приводит недавний скандал вокруг публикации расследования Навального. По мнению Масаловича, видео с расследованием основано на старых и сфальсифицированных документах, а большое количество просмотров (свыше 100 млн) в значительной степени объясняется накруткой. Это не помешало ролику активно распространиться в популярной среди молодёжи социальной сети TikTok вместе с призывами выходить на акции протеста.

Андрей Масалович является генеральным директором двух действующих компаний – ООО «Лавина Пульс» и АО «Инфорус».Фото: сайт Андрея Масаловича

В самом РГГУ «Октагону» подтвердили, что объектом закупки является лицензия на программное обеспечение «для оперативного проведения детального автоматизированного риск-анализа молодёжной среды (образование, студенчество, молодёжная политика)».

«Демоны» не всесильны против иностранных соцсетей

Ещё один игрок на рынке мониторинга сосцетей – директор Центра исследований легитимности и политического протеста и создатель программного комплекса «Демон Лапласа» Евгений Венедиктов. Данные из «Демона» используются силовиками, они решают, как реагировать на те или иные угрозы.

Евгений Венедиктов рассказал «Октагону», что спрос на системы выявления рисков в молодёжной среде постоянно растёт.

Это касается и направления социальных вирусов (например, «группы смерти»), и групп политического протеста, в том числе с участием подростков и студентов. Эффективность таких программ позволяет собирать любые нужные сведения, доступные в рамках закона.

По словам Венедиктова, с получением и автоматической обработкой данных проблем у конечных пользователей фактически нет. Дело обстоит сложнее с реализацией полученных данных: далеко не все соцсети охотно взаимодействуют с силовыми структурами и органами госвласти, а значит, оперативно узнать IP-адреса пользователей или их настоящие имена получается не всегда.

Например, Роскомнадзор год назад оштрафовал на 4 млн рублей американскую сеть Twitter за отказ перенести серверы в Россию, но и этот штраф компания не оплатила.

Неоплаченный штраф, который Роскомнадзор назначил Twitter, в базе ФССП.

– Впрочем, и такие задачи [деанонимизации] зачастую всё более эффективно решаются разработчиками программных средств, – говорит Венедиктов. – И будет, пожалуй, верным сказать, что наблюдатели получают всю необходимую им информацию о наблюдаемых до такой степени полноты, что уже не кажутся громкими заявления о тотальном контроле власти над обществом.

Венедиктов рассказывает, что силовые структуры постоянно ведут такой мониторинг, мало в чём отстают и администрации разных уровней. А вот сами образовательные учреждения мониторинг используют по большей части в образовательных целях, утверждает Венедиктов. Например, «Демона Лапласа» Ярославский государственный университет использует для обучения социологов.

Пермский софт оценили в ФСБ

Одна из компаний, чьи продукты востребованы среди сотрудников силовых структур, – пермская «Сеуслаб». С 2012 года она разрабатывает программы для мониторинга соцсетей. В 2019 году компания отчиталась о том, что заключила госконтракты на использование своей системы правоохранительными органами в 22 регионах России. В минувшем году «Сеуслаб» получила лицензию ФСБ на проведение работ, связанных с использованием информации под грифом «совершенно секретно».

– Апробация сервиса силовиками началась ещё в 2012–2013 годах, – говорит аналитик «Сеуслаб» Александр Иванов. – Система облегчает их работу и значительно экономит время при поиске в соцсетях. Она позволяет пользователям самостоятельно задавать параметры поиска, составляя словарь с ключевыми словами. Так можно выявлять широкий спектр подозрительных сообщений в соцсетях, начиная с торговли поддельными документами и заканчивая терроризмом и экстремизмом.

Пермская компания «Сеуслаб» занимается разработкой программ для мониторинга соцсетей.Фото: YouTube/Евгений Бабенков

Иванов отмечает, что у компании есть контракты и с образовательными организациями, однако он заверил, что они касаются в основном научной деятельности и обучения сотрудников МВД.

Что думают юристы о слежке за студентами

По словам юриста Вадима Колосова, специализирующегося на интернет-праве, вузы не могут вводить в подобные системы слежки данные своих студентов: таким образом они нарушают закон о персональных данных. Если в договоры со студентами-контрактниками ещё можно внести такие пункты, то студенты-бюджетники подобных разрешений вузам не дают. С Колосовым согласен член комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Юрий Брисов.

«Права на свободу слова и свободу собрания обеспечены Конституцией Российской Федерации, статьи 29-я и 31-я. Вузы не имеют права ограничивать эту деятельность студентов: отчислять, наказывать, следить».

Юрий Брисов
член комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России

– Что касается слежки, то здесь всё ещё хуже. Слежку могут осуществлять только правоохранительные органы, а вуз должен расходовать средства на целевой вид деятельности, то есть организацию образовательного процесса, – комментирует Борисов.

Преподаватель по защите данных образовательного проекта Moscow Digital School, старший юрист Олег Блинов считает, что вузы найдут способы узаконить такую слежку, а Роскомнадзор и суды с ним согласятся:

– Чаще всего государственные и окологосударственные органы ссылаются на то, что данные не являются персональными. С такой позицией согласился в 2019 году суд Москвы, решив, что система распознавания лиц в метро не обрабатывает никакие персональные данные. Таким же образом департамент информационных технологий Москвы осенью прошлого года требовал от работодателей номера телефонов удалёнщиков. Мэрия тогда ссылалась на то, что номер телефона и сопутствующие сведения не являются персональными. Вуз может сослаться на то, что данные агрегированы и не относятся к конкретной личности.

Кроме того, как отмечено выше, у таких вузовских проектов могут быть социологические цели.