Обострение меж Белоруссией и Россией оголило военную делему — | Анонсы на uzbfilm

ФОТО: НАТАЛИЯ ГУБЕРНАТОРОВА

Если обострение отношений Белоруссии и Рф перед выборами президента 9 августа сохранится и далее, это может сказаться на военной составляющей во содействии наших государств. Не говоря о «заскоках» самого Лукашенко, почти все из местных оппозиционных политиков не скрывают прозападной ориентации. Меж тем особенное значение для РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) имеет совместная с Белоруссией система ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов) и ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника). О вероятных дилеммах поведал полковник припаса Сергей Хатылев.

Естественно, Россию и Белоруссию почти все связывает, и в резкие конфигурации внешнеполитического курса Минска верится с трудом. С иной стороны, кто в 2013 год мог предугадать, что наименее чем за год Наша родина и Украина станут неприятелями? Да никто.

Белоруссия принципиальна для Рф исходя из убеждений обеспечения обороноспособности. В Союзном государстве Белоруссия – принципиальный форпост на полосы противоборства с НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок).

Географическая близость к странам-членам НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) прибыльна для расположения там средств разведки. Например, с русских времен в Барановичах размещена русская радиолокационная станция системы предупреждения о ракетном нападении 70М6 «Волга». Информация с нее поступает в русский центр противоракетной обороны.

Станция построена в 80-е годы, когда появилась угроза размещения в Европе американских баллистических ракет «Першинг». На данный момент, когда США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) вышли из Контракта о ликвидации ракет средней и наименьшей дальности и вновь замаячила угроза возникновения таковых ракет в Европе, РЛС «Ганцевичи» была бы к слову. Тем наиболее, что несколько годов назад станцию модернизировали.

По данным открытой печати, РЛС «Волга» способна обнаруживать баллистические ракеты на дальности до 4800 км. Ну, другими словами станция в Барановичах может «просматривать» всю Европу. Русские военные пользуются станцией в согласовании с межгосударственными соглашениями.

Правда, с вводом в строй новейших русских станций предупреждения о ракетном нападении в Калининграде и Лехтуси под Санкт-Петербургом, также в Армавире, значение станции в Барановичах уменьшилось. К тому же в прошедшем году в Мордовии введена мощная станция загоризонтной локации «Контейнер», которая тоже «лицезреет» все за почти все тыщи км.

Странноватым образом, по причинам, известным только военным, в не имеющей выхода к морю Белоруссии с русских времен размещен принципиальный пункт связи русского Военно-морского флота. Это 43-й узел связи ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) Рф «Вилейка».

Эта станция обеспечивает Основной штаба ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) связью на сверхдлинных волнах с атомными подлодками, которые находятся в Атлантике, Индийском и даже Тихом океане. По неким данным, способна вести радиотехническую разведку и радиоэлектронную борьбу. Тоже объект ценный.

Но, пожалуй, самое огромное значение с военной точки зрения имеет взаимодействие Рф и Белоруссии в области противовоздушной обороны. Не случаем наши страны в рамках ОДКБ сделали совместную группировку ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов) и ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника). О этом нюансе взаимодействия «МК» поведал эксперт в области воздушно-космической обороны, начальник зенитных ракетных войск Командования специального предназначения (2007-2009 годы) полковник припаса Сергей Хатылев.

— Даже опосля распада Союза, когда общая система ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) страны закончила существовать, и все республики занялись созданием своей воздушной обороны, ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) Рф и Белоруссии продолжали работать в структуре общего командования. Поначалу управление данной для нас единой системой ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) 2-ух государств производилось из нашего главкомата Войск ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника), а сейчас управляется через основной командный пункт командования Воздушно-космических сил Рф.

Обмен данными о далекой воздушной обстановке, о обстановке над территорией Белоруссии, как и в русское время, как и раньше осуществляется в настоящем масштабе времени. Просветы и перелеты воздушных судов контролируются с внедрением единой автоматической системы управления.

И если эта система будет нарушена, другими словами Белоруссия, например, откажется от обмена данными о воздушной обстановке, то мы, естественно, теряем огромную часть инфы о воздушной обстановке и над самой Белоруссией, и в целом на западном направлении.

— Другими словами мы будем ужаснее «созидать» небо над Европой?  

— Да. Глубина воздушной разведки обыкновенными средствами ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) там составляет 300-500 км. И контроль за воздушной обстановкой над Европой на этом участке для нас будет существенно ослаблен.

Но здесь принципиально к тому же другое: нас ведь в особенности интересует приграничная полоса, там, где ведется усиленный контроль за воздушным местом. Тут если некий неприятельский объект приближается на расстояние 100 км к нашей гос границе, то для сил ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) это уже особенное положение: сходу готовятся к действию дежурные силы ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника). И если здесь не будет обмена информацией с белорусской ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника), то возможность «глубины реакции» для нашей ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) сходу миниатюризируется.

— А ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) Калининградской области в этом случае тоже будет ослаблено?

— Нет. Там и система разведки, и система зенитного ракетного прикрытия весьма мощная. Там мы перекрываем наши способности ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) фактически в полтора-два раза.

— Но если все таки представить, что Наша родина теряет белорусскую ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) как составную часть нашей единой системы, то как нам решать эту делему без огромных утрат?

— Из данной для нас ситуации можно будет выйти. Но поэтапно и не сходу. Белоруссия для нас — вроде бы выступ на западном направлении. Если мы его лишаемся, то нам придется эту образовавшуюся брешь как-то закрывать. Поменять парк радиолокационных станций вдоль всей нашей границы. Поставить на саму границу с Белоруссией наиболее массивные станции с дальностью обнаружения до 500-600 км и дальше. На данный момент у нас в этом нет необходимости.

Ну а для такового переоснащения будет нужно время. И средства. Ведь все это будут уже новейшие позиции, остальные количества, усиленные энерго мощности…

— Это достаточно длительно. Выходит, что все это время небо у нас на западном направлении будет прикрыто слабо? А если побыстрей?

— На некое куцее время мы можем в этом районе организовать полеты самолетов далекого радиолокационного обнаружения на базе Ил-76. Они возьмут под контроль все воздушное место. Но это весьма драгоценное наслаждение держать повсевременно в небе эти самолеты.

Еще есть способности Балтийского флота. Это так именуемые корабли радиолокационного дозора, у каких имеются радиолокационные станции. Они могут вести контроль за воздушной обстановкой и привлекаться к несению боевого дежурства.

Во время войны в Абхазии – я в то время там находился – два таковых корабля там повсевременно несли боевое дежурство по ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника). На расстоянии приблизительно 5 миль от берега они курсировали в море и контролировали воздушное место. Хотя и это тоже совершенно не недорого.

— Но в любом случае, если Белоруссия разрывает с нами союзнические дела в сфере обороны, мы сможем как-то из этого вывернуться. Да, это будет недешево, трудно, но мы выйдем из данной для нас ситуации. А Белоруссия без нас сумеет решать свои задачки ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника)?

— Исходя из убеждений стратегической, в экстремальных ситуациях, допустим при нападении западного противника на местность Белоруссии, правый и левый фланги ее воздушного места русские ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) в любом случае прикроют. Я думаю, вроде бы там ни развивались действия, мы все равно выдадим белорусам нужную информацию. А вот исходя из убеждений способностей их воздушной разведки, если они с нами оборвут всякие дела, они, непременно, растеряют весьма почти все.

Но я уверен, что никакого разрыва нашего военного взаимодействия по инициативе Белоруссии в наиблежайшее время не будет. Навряд ли там кто-то захотит повсевременно действовать по принципу: назло бабушке отморожу для себя уши. Хотя в предстоящем, если будет нагнетаться схожая обстановка, то можно, естественно, представить, что Белоруссия пойдет по пути Украины. Но в военном плане это уж буквально не в интересах самой Белоруссии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий