Консервы и Хлестаков — | Новости на uzbfilm

Рисунок П. Боклевского. Фото отсюда

К предыдущему .

Наверное, все читали пьесу Н.В. Гоголя «Ревизор». А если так, то многие помнят, как господин Хлестаков – изображая знатного вельможу – в качестве одного из аргументов в пользу своего богатства приводил следующее: «Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа; откроют крышку – пар, которому подобного нельзя отыскать в природе.»

Но мало кто догадывается о том, что пресловутый «суп в кастрюльке» — это, ни что иное, как… консервы. Да, именно так: первоначально консервировать еду начали именно в кастрюлях или, даже, фарфоровых горшках. А уж потом придумали консервную банку. Впрочем, первые консервные банки были выпущены еще в 1826 году, однако применялось только в Англии. Во Франции вплоть до 1840 консервировали именно «в посуду».

Что тут забавно? Да то, что, судя по всему, вкус данных консервов был специфичен. Например, тот же Гончаров, вынужденный питаться консервированной едой на борту фрегата «Паллада», писал об этом так: «…говядина похожа вкусом на телятину, телятина — на рыбу, рыба — на зайца, а всё вместе ни на что не похоже. И часто всё это имеет один цвет и запах…» Правда, это писалось уже в 1855 годах. Когда эти самые консервы начали уже активно производиться и в России, посему предметом элитарного потребления быть перестали. (Ими уже в 1840 годах начали кормить матросов.) Но не думаю, что в 1835 году – когда писался «Ревизор» — ситуация была иная. (Скорее наоборот –через 20 лет качество улучшилось).

Однако в 1830 годах консервы  были редкостью «в наших широтах» — и поэтому позволить себе такую еду могли только вельможи. А остальным – таким, как мелкому чиновнику Хлестакову – оставалось только хвастаться тем, какой «пар, которому подобного нельзя отыскать в природе» испускает данная еда. Еще раз показав, что реальное качество мало чего значит по сравнению с престижем…