ЕВГЕНИЙ ВЫШЕНКОВ: В методологическом взгляде на Сабадаша, он ничем не отличается от Навального — | Новости на uzbfilm

Интервью с заместителем директора Агентства журналистских расследований Евгением Вышенковым о судебных разбирательствах Александра Сабадаша.

Интервью

Евгений Вышенков — Фото: Леонид Зарх / Youtube — Источник

Читайте также
Сорочинский: Нам даже опровергать нечего, поскольку все, что представила сторона обвинения, не является доказательством моей вины

Александру Сабадашу грозит новое уголовное дело о мошенничестве. И это при том, что накануне он получил справку об освобождении по предыдущему. Сразу после этого бизнесмена и экс-сенатора доставили к следователю, где задержали на двое суток. Поводом, как пишет 47News, послужило разбирательство в отношении неустановленных лиц по заявлению представителя банка «Таврический». На этом, впрочем, не ограничились. Утром 25 января горсуд Петербурга начал рассмотрение апелляции на решение Смольнинского райсуда о мере пресечения Сабадашу по уголовному делу, возбуждённому летом. Следствие настаивало на заключении под стражу, но судья ограничилась домашним арестом. Однако до квартиры предприниматель так и не добрался, его под конвоем увезли на экстренную операцию. Ранее адвокаты заявляли, что состояние Сабадаша близко к критическому. Перипетии судебных разбирательств и их перспективы обозреватель Business FM Петербург Максим Тихонов обсудил с заместителем директора Агентства журналистских расследований Евгением Вышенковым.

Максим Тихонов: Евгений, на ваш взгляд, новое дело Сабадаша стало неожиданностью для журналистов и адвокатов либо было ожидаемым?

Евгений Вышенков: Я думаю, что новое дело появилось случайно как инструмент борьбы с Сабадашем и с его адвокатами. Напомним, что Сабадаш – это знаковая фигура, экс-сенатор, в прошлом миллиардер, который отсидел семь лет. И 25 января должен выйти. Но до этого было возбуждено еще одно уголовное дело с рядом эпизодов, формально правильных, но с точки зрения справедливости достаточно сомнительных. Итак, он уже осужден за мошенничество, и вдруг перед самым выходом появляется уголовное дело, где говорится: да, он осужден за мошенничество, но ведь мы не посмотрели, что он легализовал деньги, которые ему вменили. Таким образом, по тем же эпизодам возбуждается новое уголовное дело, но уже по легализации. Формально, в теории, на юридическом факультете можно разобрать такую ситуацию. Но в практике она редкая. Есть силы, и Александр Сабадаш нашему изданию открыто говорил год назад – это крупные бизнесмены, которые не желают, чтобы Змей Горыныч вырвался на свободу. И идет процедура апелляции по домашнему аресту, начинаются юридические хитросплетения. Защита Сабадаша всяческим образом это обжалует, и апелляционный суд находится в сложном положении. В этот момент борьбы, когда Сабадаш вот-вот должен покинуть «Кресты», куда его привезли, вдруг возникает новое уголовное дело, и следствие говорит: о, да мы не по поводу старого, у нас новое уголовное дело. Идет наворот одних юридических механизмов на другие.

Максим Тихонов: Если мы говорим про второе дело, уже есть понимание, какой срок может грозить Сабадашу?

Евгений Вышенков: Все эти дела – они имени 159-й статьи, как мы говорим, резиновая статья, мошенничество в особо крупном размере, до 10 лет лишения свободы, и понятно, что…

Максим Тихонов: Дальше уже могут быть вариации.

Евгений Вышенков: Да, поэтому перспектива примерно такая: он снова будет находиться под арестом, его снова осудят, ему снова дадут, я позволю себе сказать, допустим, три-четыре года. Но у меня нет возможности его спросить, а я его спрашивал год назад, я ему говорил: Александр, вы же взрослый, дело же не в следователе. Вы понимаете, где та равная вам по весу или мощная фигура, которая ведет с вами такую деловую, скажем, борьбу? Он говорит: да, я понимаю. Я говорю: может, хотя бы off the record скажете? Он говорит: Женя, это уже космические истории.

Максим Тихонов: На ваш взгляд, вариант, что он не сядет вновь, вообще есть?

Евгений Вышенков: Что-то предполагать надо из реалий того дня, в котором мы живем. Мы видим, что погода сейчас, правоохранительная и политическая, следующая: если звезды зажигаются, это кому-то нужно. Поэтому я позволю себе сказать, в данном случае, в методологическом взгляде на Сабадаша – он принципиально ничем не отличается от истории с Алексеем Анатольевичем. Другое дело, что здесь политика, а здесь – бизнес.

Ещё новости