Если Путин уйдёт… — | Новости на uzbfilm

Сети вновь пестрят информацией о болезни президента Путина. Якобы болезнь его неизлечима, она прогрессирует с нарастающей силой, дочь президента Екатерина активно занимается поиском чудо-лекарства от рака и созданием «зелья вечной молодости», Путин уже не может управлять страной. Об этом не только привычно раздаёт интервью политолог В.Соловей, считающийся в сетевом сегменте проектом спецслужб, но и пишут вполне солидные издания, в том числе западные.

Впрочем, мы не о них. Тема здоровья Путина поднимается уже не первый раз. Восемь лет назад, в 2012 году, публиковались предположения, что президент страдает болями в спине, поэтому не может долго стоять или ходить, что он нуждается в срочной серьёзной операции, что у президента «инсульт», «рак», «саркома» и т. д. Конспирологи утверждали, что страной управляет не настоящий Путин, а его двойник. Суть дела это не меняет, тем более, что Кремль опровергает информацию о болезни первого руководителя, подчёркивая, что у него всё хорошо.

Вся дикость данной ситуации, что страна (народ) действительно перестаёт понимать, кто ею (им) управляет и чего ожидать завтра. Как в польском кинофильме «Новые амазонки», с руководителями структур и подразделений разговаривает некий человек в телевизоре, так и у нас — живущий в каком-то бункере в Ново-Огарёво, доступ к телу которого ограничен даже в недавнем прошлом приближённым персонам. Если у президента «всё хорошо», это не значит, что аналогичная ситуация в стране. А если на самом деле Путин подобно Ельцину скажет «мухожук»? В конце концов, человек он не такой уж и молодой, даже несмотря на то, что командармы пропаганды упорно лепят ему образ 68-летнего юноши (на эпическом фоне 53-летнего дедушки Ленина). Что дальше? Что будет со страной, погрязшей в кумовстве, коррупции, правовом беспределе, бесцельности, безнравственности и апатии.

И тут мнения прогнозистов-политилогов кардинально расходятся. Одни говорят, что начнётся смута. Другие считают, что будет борьба кланов и бизнес-групп, которая приведёт к расколу государства. Третьи прямо заявляют, что не станет Путина — не станет России. Четвёртые ожидают прихода преемника — как крепкой руки. Даже называют в этом амплуа Рамзана Кадырова.

Команда Сулакшина в свою очередь ожидает начала резкой мобилизации здоровой части общества, трансформации государства и общественных институтов, принятия новой конституции, доктрин и законов и выхода России на иной уровень экономического, политического, общественного и юридического развития, что в условиях полураспада государства является спасением.

Но проблема вот в чём. В любом случае уход Путина рассматривается как серьёзное потрясение для страны, куда более большое, нежели само правление Владимира Владимировича. Даже если он условно останется в качестве юридически неприкасаемого сенатора, члена госсовета, будет продолжать плести интриги из своего бункера, полноценного, как принято говорить, транзита власти не произойдёт. Россия, обложенная со всех сторон локальными войнами и зонами нестабильности (Курилы, Калининград, Украина, Белоруссия, Приднестровье, ДНР, ЛНР, Нагорный Карабах, Сирия и т. д.), под угрозой внешнего вторжении в Крым и дальше поступательно будет увядать.

Почему? Потому что мы даже не Америка, которая для российской элиты является неким неафишируемым эталоном государственности. Разве в США не было больных президентов?

Были. Джордж Вашингтон после первого срока перенёс операцию по удалению опухоли. Аналогично Гровер Кливленд, Вудро Вильсон, Рональд Рейган, Джордж У. Буш. Вудро Вильсон управлял страной, будучи частично парализованным, что скрывалось от общества. Франклин Рузвельт также скрывал от американцев серьёзность своего полиомиелита.

В США уже долгие годы существует добрая традиция преемственности власти. Даже несмотря на то, кем по политической принадлежности является президент. Американские политологи, конечно, могут ради пиара и хайпа сгустить краски и поддать освещаемым событиям «огоньку», дабы публика не скучала и активизировалась, и чтобы выборы не превращались в банальную повинность. Но перевороты и попадание случайных комиков (как на той же Украине) во власть в США исключены.

Команда сторонников Программы Сулакшина не склонна идеализировать американские законы и традиции. Потому как имеет свой собственный проект государственного устройства, базирующегося на иных принципах. Но что касается американской нормы всенародных выборов вице-президентов, мы считаем, что это, на наш взгляд, прогрессивный момент. Мы мало чего знаем о вице-президентах Америки лишь потому, что наши СМИ уделяют этим персонам второстепенное значение.

Между тем, вице-президенты согласно двенадцатой поправке к американской Конституции, в случае тяжёлой болезни или смерти первого руководителя становятся полноценными президентами США. По своим функциональным обязанностям избранные вице-президенты работают в Сенате. Когда всего через тридцать четыре дня после вступления в должность умер от пневмонии Уильям Генри Харрисон, его полноценно заменил и пришёл к власти Джон Тайлер.

И никакой борьбы кланов, смут, майданов и прочих несвойственных нормальному демократическому обществу последствий. Почему у нас смена первого лица — это нечто сродни землетрясению и мировой войне вместе взятым?

Чем отличается проект Конституции России Центра Сулакшина от действующей (правленой) Конституции путинской РФ? Тем, что в нашем проекте заложена норма выборов вице-президента. И, согласно ст. 153 «в случае временной нетрудоспособности (стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять свои полномочия) Президента России, смерти, добровольной отставки, отрешения от должности, выдвижения Президентом России своей кандидатуры на выборах, а также в иных случаях, когда Президент России не может осуществлять принадлежащие ему полномочия, его полномочия переходят к Вице-президенту России до устранения причин, препятствующих Президенту России осуществлять их, или до вступления в должность нового Президента России». Всё предельно ясно и понятно. И главное, что вице-президент так же, как и первое лицо, имеет мандат доверия избирателей страны.

А кто сменит Путина в случае объявления им «мухожука»? Нам говорят — «преемник». Не правда ли, унижающе? Преемник — это что-то из монархического устроения, когда мнения народа никто не спрашивает. Мы же, вроде, республика, имеем Конституцию и источник власти в России — народ.

Согласно ст. 92 Конституции РФ, «во всех случаях, когда Президент не в состоянии выполнять свои обязанности, их временно исполняет Председатель Правительства Российской Федерации». Кто из нас выбирал Председателя Правительства? Правильно, никто.

А если вдруг возникнет ситуация, что и Председатель правительства не сможет выполнять обязанности президента? Заболеет, подаст в отставку, умрёт? В Конституции на этот счёт нет чётко прописанной нормы. Догадайтесь сами. Вот и нам и повод для смуты и гражданского противостояния.

Между тем в проекте Конституции Сулакшина предусмотрен и этот случай. В случае досрочного прекращения осуществления Вице-президентом России своих полномочий досрочные выборы Президента России не проводятся, за исключением случая осуществления Вице- президентом России полномочий Президента России. До очередных выборов полномочия лица, осуществляющего полномочия Вице-президента России, осуществляет председатель Собрания народных представителей. На время осуществления полномочий Вице-президента России полномочия председателя Собрания народных представителей приостанавливаются. В случае невозможности осуществления Вице-президентом России своих полномочий их осуществляет министр безопасности и развития России.

Таким образом, можно отметить, что наш проект предусматривает безболезненный для страны и народа переход власти в случае ухода или смерти президента. Избиратели не будут пребывать в неведении или водиться за нос политологами и журналистами, а смогут сами прогнозировать кадровые перестановки в Кремле. Потому как они в Программе Сулакшина выписаны дословно. И кто-то в комментариях ещё пытается оппонировать, мол, наш проект Конституции чересчур детализирован. В этом его преимущество, а не недостаток, так как Конституция — закон прямого действия, никаких недосказонностей быть не должно.

Какие ещё преимущества даёт предлагаемая нами норма о вице-президентеВо-первых, его выбирает весь народ. Во-вторых, он, будучи правой рукой президента, сможет постигать все премудрости данной деятельности, получать необходимые знания, опыт, информацию, иметь доступы, знать кадры и понимать функциональные особенности всех подведомственных структур. В-третьих, страна будет защищена от попадания на должность первого лица России какого-нибудь уличного трибуна или протеже западных спецслужб.

Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.