Доказать незаконность сделки — | Новости на uzbfilm

Фото сайта БСК

Interfax-Russia.ru — Арбитражный суд Башкирии приступил к рассмотрению дела о приватизации «Башкирской содовой компании». Власти Башкирии считают, что компания была приватизирована незаконно, совладелец с этим утверждением не согласен.

Судебное разбирательство инициировала Генпрокуратура РФ, которая 28 августа направила в канцелярию Арбитражного суда Башкирии иск о незаконности сделки, из-за которой государство утратило контроль над АО «Башкирская содовая компания» (БСК, Стерлитамак, входит в АО «Башкирская химия»).

Тогда же Генпрокуратура потребовала обеспечения по делу о злоупотреблениях при сделке по БСК. В число ответчиков по делу были включены «Башхим», АО «Региональный фонд» (на 100% принадлежит Башкирии) и ООО «Торговый дом «Башкирская химия».

Как пояснял официальный представитель надзорного ведомства Андрей Иванов, «иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения» был подан в целях защиты интересов государства, так как «переход прав на названные имущественные комплексы произведен помимо воли Российской Федерации».

Кроме того, заявление о вступлении в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные исковые требования, в дело по иску Генпрокуратуры РФ о незаконности сделки в Арбитражный суд республики направили власти Башкирии.

«Суть исковых требований — сделка по размытию акций «Соды» и потеря управления республикой, совершенная в 2007 — 2013 годах, является незаконной и несправедливой, поэтому мы требуем возврата акций в собственность республики Башкортостан», — уточнил глава Башкирии Радий Хабиров.

Ущерб республике «в результате действий, совершенных мошенническим образом группой лиц», власти Башкирии оценили в 34 млрд рублей, потребовав его возмещения.

Хабиров подчеркивал, что «Сода» «принадлежала всегда республике, была в республиканской собственности в 1992-1994 годах, у нас есть соответствующие документы».

По его словам, власти республики также направили в адрес председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина заявление «о совершении преступления группой лиц при неправомерных действиях должностных лиц региональной государственной власти».

«Суть та же: мы считаем, что размыт пакет («Соды» — ИФ) и, соответственно, нанесен ущерб республике», — пояснял он.

«Башкирская содовая компания» была зарегистрирована в декабре 2013 года после присоединения ОАО «Сода» к ОАО «Каустик» и является единственным в РФ производителем терефталоилхлорида, анодов с рутений-иридиевым покрытием, флокулянта полиэлектролита катионного. Компания занимает первое место в России по производству кальцинированной и пищевой соды, по выпуску поливинилхлорида, входит в перечень крупнейших производителей каустической соды и кабельных пластификатов.

Основными акционерами БСК являются Башкирия (38,28%, через АО «Региональный фонд») и АО «Башхим» (57,18%). В свою очередь «Башхим» контролируют бизнесмен Дмитрий Пяткин и бывший первый вице-губернатор Ненецкого автономного округа Сергей Черников.

Между тем совладелец БСК Дмитрий Пяткин уверен в законности сделки по объединению компании в 2013 году. В интервью газете «Коммерсантъ» он высказал мнение, что иск Генпрокуратуры в арбитражном суде о возврате акций «Соды» и заявления правительства Башкирии о необходимости провести проверку законности сделки по объединению — два разных направления.

«Потому что суть иска прокуратуры — это вопрос приватизации 1990-х годов, поэтому я вообще это не могу комментировать никак. То, что касается сделки 2013 года по объединению, мы уверены, что заводы объединялись в соответствии с российским законодательством. Более двух лет мы согласовывали все детали, получали разрешение от федерального и республиканского правительств, антимонопольного ведомства. Впоследствии было несколько проверок законности сделки со стороны Генпрокуратуры, которые не выявили никаких нарушений», — сообщил Пяткин.

Он также выразил надежду, что при принятии решения о возвращении компании государству, это произойдет в соответствии с предусмотренными законом процедурами. «Это может быть реституция, то есть восстановление состояния, существовавшего до его совершения, то есть все вернется к моменту 2013 года. Хотя это будет плохо для компании с точки зрения долгосрочного развития, потому что слияние имело фундаментальные экономические предпосылки. Но если такие решения будут приняты, что мы можем поделать…», — подчеркнул Пяткин.

В начале сентября суд по требованию Генпрокуратуры арестовал акции БСК, а также запретил АО «Реестр» вносить любые изменения в реестр акционеров компании.

Речь идет о пакетах акций, которыми владеют ответчики по делу: АО «Башкирская химия» (947,24 тыс. штук), башкирское АО «Региональный фонд» (634,174 тыс.) и ООО «Торговый дом «Башкирская химия» (4,254 тыс.).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований также были привлечены Федеральная налоговая служба, АО «Реестр» и БСК.

В середине октября число ответчиков по делу о приватизации БСК по просьбе Генпрокуратуры РФ выросло до шести. Так, Арбитражный суд Башкирии включил в число ответчиков ранее входивших в перечень третьих лиц АО «Реестр» и БСК, а также номинального держателя акций БСК — банк «Уралсиб».

Как пояснял журналистам генеральный директор БСК Эдуард Давыдов, суд переквалифицировал статус БСК из третьей стороны в ответчики, «чтобы потом мы не возражали, а исполняли решения, принятые судом».

«Они (Генпрокуратура) мотивировали это тем, чтобы потом не было проблем с исполнением решения суда. (В число ответчиков по делу) привлечены не только мы, но и «Уралсиб» как номинальный держатель акций «Регионального фонда» (доли фонда в БСК — ИФ), «Реестр» — держатель акций «Башкирской химии», — сказал он.

По словам Давыдова, представители фонда в ходе судебного заседания заявили, что по сделке о приватизации компании «нарушен срок исковой давности — три года». Кроме того, приобретатели акций уведомляли органы государственной власти о намерении совершить сделку.

Со своей стороны Башкирия в лице регионального министерства земельных и имущественных отношений вошла в дело о приватизации БСК третьей стороной без самостоятельных требований.