Дезинформация как новейший вид цифровой эпидемии — uzbfilm.ru

Владимир Познер и ведущий BBC Ник Гоуинг обсудили опасность информационных атак и почему для почти всех анонсы перевоплотился в развлечение.

Online трансляция выступления Ника Гоуинга и Владимира Познера в рамках Cyber Polygon 2020 – Фото: снимок экрана Источник

Читайте также
Русским блогерам готовят этический кодекс

Журналисты выступили против цензуры в период пандемии

Фейк либо ошибка? В Рф началась борьба с неверной информацией о коронавирусе

В эру постмодерна либо «постправды» даже сам термин фейк растерял свое прямое значение. Как выделил английский журналист, сейчас таковой ярлычек политики могут вешать на всякую нерентабельную им информацию. Это наносит наисильнейший урон публичным обсуждениям. Неувязка в том, что люди часто не замечают подкола. Число дипфейк-видео за прошедший год подросло на 85%. Чудилось бы: колоссальный взрыв дезинформации, который метафорически можно сопоставить с цифровой ядерной войной. Но не считая нескольких больших разбирательств, повлекла ли эта взрывная волна за собой масштабные последствия? Нет. Поэтому что слушателей, читателей и зрителей новостей в главном устраивает таковой развлекательный инфошум. С критикой поведения потребителей контента на международном тренинге Cyber Polygon 2020 выступил один из основных экс-ведущих BBC Ник Гоуинг.

Экс-ведущий BBC Ник Гоуинг Люди, акторы на интернациональной арене, муниципальные деятели, компании, тролли имеют желание вывести дезинформацию для того, чтоб навести разумы. Я, очевидно, в BBC и как журналист на данный момент в исследовательском центре в ITN, мы старались очень верно давать информацию, очень фактологически ее выдавать. А на данный момент люди просто потребляют информацию не задаваясь вопросцем, а правда ли это, разумно ли то, что я читаю. Я желаю сказать, что эпидемия очень очень удовлетворяет потребность людей в поверхностной инфы. Конкретно потому она распространяется. Неувязка не в том, что анонсы фейковые, неувязка в том, что потребность не весьма глубочайшая.

То, что сейчас происходит с фейкньюс припоминает улучшенные практики русских СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы). Тогда создатели числились «бойцами пропаганды». Часто российские корреспонденты направляли свои тексты в забугорные редакции – и эти статьи выходили за подписью зарубежных коллег. Таковой подлог в главном применялся в странах третьего мира. На данный момент инструментарий пропагандистов стал прогрессивнее. А география «отравления массового сознания» – обширнее. Поэтому что инфы сейчас настолько не мало, что усваивают ее еще ужаснее. Свою точку зрения высказал Владимир Познер.

Журналист Владимир Познер Я здесь слышал, что информация — это массивное орудие. Да если б! Если б мы могли возвратиться в те времен, где информацией обладали люди, которые управляли государством (духовенство, аристократы либо повелители), а у обычных людей не было доступа к инфы. Равномерно это все поменялось, возникли газеты, радио, а позже телевидение и на данный момент, очевидно, веб. Я нередко задаю для себя вопросец: а люди вправду информацию получают? Если б она была принципиальной, она бы не была таковой полой, неглубокой. У вас люди на данный момент закончили читать далее заголовков. Люди в Европе пользуются доступом к инфы? Либо это уже больше не информация, а просто заглавия? В крайнее время это как как будто трехсловные фразы, двухминутные ролики и все. Спектр внимания весьма сократился. Я понимаю, что необходимо аккуратненько воспользоваться информацией, но, если людям уже не нужна глубочайшая информация, я думаю, что это еще опаснее, не так ли?

Для наказания за распространения фейк-ньюс в Рф есть целых три статьи. Крайняя, самая строгая – о коронавирусе – возникла в весеннюю пору, ее санкции предугадывают до 5 лет лишения свободы.

В сфере регулирования веба русские законодатели почти во всем копируют китайские практики. В Поднебесной уголовное наказание за фейки ввели еще 5 годов назад – за дезинформацию там угрожает до 7 лет кутузки. Но можно отвертеться и предупреждением — на разговор в полицию, к примеру, вызывали доктора, который первым сказал о возникновении коронавируса в зимнюю пору прошедшего года. Его принудили извиниться и пообещать не распространять слухи о заболевании. Получив выговор, Ли Вэньлян возвратился к работе. В ночь (то есть темное время суток) на 7 февраля китайский медик скончался от коронавируса.