Бревно в глазу. Почему Наша родина может остаться без лесов и что с сиим созодать — uzbfilm.ru

Важный для значимой части населения земли вопросец — что происходит и будет происходить в наиблежайшие годы на ¼ площади мирового лесного покрова. Ровно столько на планетке занимают леса Рф. Муниципальная политика по отношению к этому стратегическому ресурсу и неоценимому национальному богатству определяется в Стратегии развития лесного комплекса РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), которая утверждается правительством РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) на каждое десятилетие.

Сейчас работающая «Стратегия… до 2030 года» утверждена правительством не так издавна — в сентябре 2018 года, но по итогам совещания 3 марта текущего года у зампреда правительства РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) В. Абрамченко ее выслали на доработку в связи с низкой эффективностью результатов деятельности лесного комплекса. Минприроды Рф вместе с Рослесхозом документ доработали и через Совет Федерации 23 июня выслали его в региональные парламенты для дискуссий. Времени отвели для этого по минимуму — уже до 20 июля нужно навести в Совфед свои предложения. О причинах спешки можно догадываться, но о этом позднее.

Как ответственный депутат, тем наиболее парламента Карелии, в экономике которой лесопромышленный комплекс играет существенную роль, пристально поглядела проект. Да и стратегическим документам постоянно уделяю особенное внимание, помня завет мудрейшего Сенеки, что «кораблю, который не понимает куда плыть, никогда не бывает попутного ветра». Поглядела и сообразила, что Путин 20 лет не занимался не лишь мусором, но и лесным комплексом. Думаю, вы помните тот искрометный в собственной меркантильной непосредственности ответ президента на вопросец челябинской журналистки о причинах заморочек с мусором в стране: «Мы никогда сиим не занимались».

Вырубленная земля под стройку промышленного парка у поселка Поварово в Столичной области. Фото: РИА Анонсы

Лесной комплекс включает две составляющих: лесное хозяйство и лесную индустрия. В обеих сферах задачи таковы, что в документе черным по белоснежному так и записано: «В истинное время наблюдается стагнация системы лесной отрасли». Сходу вспоминается экс-министр Улюкаев с его определениями: «кризис — это ситуация, в которую входишь и из которой выходишь. А стагнация — это ситуация с тяжело прогнозируемыми последствиями».

И вправду последствия предсказать тяжело, если: объемы лесовосстановления за 20 лет сократились практически в дважды, баланс восстановления лесов и их выбытия отрицателен; скопленная площадь невосстановленных вырубок составила около 0,5 млн га, не считая спаленных и погибших по другим причинам; доходы лесного хозяйства значительно уступают многолесным, как их именуют, странам; из-за нехороший агротехники и ухода высока смерть выращиваемых лесных культур; вырастают утраты лесов от пожаров и иных негативных причин; кризисное состояние лесопожарной авиации; финансирование охраны лесов от пожаров в дважды меньше нужного; низкая степень использования лесного сырья и собираемости макулатуры; большенный износ парка машин и оборудования; высочайшая толика ручного труда и низкая производительность; неувязка с кадрами, четверть которых не имеет профильного образования; разрушена система опытнейших компаний и испытательных станций; финансирование лесных НИОКР не превосходит 0,1% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), создаваемого в лесном комплексе…

И перечень можно продолжать и продолжать! И это не наветы оппозиции, а данные из официального муниципального документа. Воспоминание, что читаешь сводки через год-два опосля окончания войны, проходившей на местности страны. При всем этом создатели документа к тому же обошли молчанием самые убойные для лесного комплекса Рф задачи.

Понятно, что в лесном секторе высочайший уровень криминализации. Путин сам гласил, что эта сфера остается «очень коррумпированной», весьма «криминализирована», а правительство работает неэффективно, в ходе заседания Совета по правам человека в декабре 2018 года. Про нелегальные вырубки совершенно как отрезал: «У нас скоро лесов не остается». Ну и что!

А в сопроводительном письме Минприроды РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) к проекту Стратегии только штрихом отмечено, что проект ориентирован на «обеспечение „прозрачности“ заготовки и оборота (включая экспорт) древесной породы и ликвидации „сероватых схем“ в лесном хозяйстве».

В то же время в SWOT-анализе эти задачи не отмечены, связанные с сиим опасности не формулируются, ну и, как следует, артикулированного комплекса мер по преодолению коррупции и криминала в проекте документа не предлагается.

Вырубка леса в Калужской области. Фото: РИА Анонсы

Очередной приметный момент — посреди заморочек, сдерживающих развитие лесного комплекса, также штрихом в проекте упомянуто отсутствие достоверных животрепещущих сведений о имеющихся лесных ресурсах. Делему плохой статистики либо ее отсутствия по ряду направлений лесного комплекса отмечает экспертное общество. При всем этом в SWOT-анализе проекта стратегии эти задачи отсутствуют, не отмечается риск принятия неправильных управленческих решений в связи с отсутствием достоверной инфы. Соответственно, и посреди формулируемых задач и действий нет тех, которые были бы ориентированы на закрытие этих недостатков и улучшение системы учета и статистики.

По недосмотру либо специально, поэтому что в черном лесу легче созодать черные дела?

В проекте стратегии в целях по развитию лесного комплекса выделена очень принципиальная цель «в социальной сфере — рост уровня жизни людей, связанных с лесом, и устойчивое социально-экономическое развитие лесных территорий». Цель записали, но в списке направлений развития лесного комплекса такового направления не выделено, нужных для этого действий и планируемых результатов не представлено, опасности, связанные с депрессивным нравом развития таковых территорий, не сформулированы. В особо томном положении находятся моногорода, обитатели которых стают заложниками неустойчиво работающих компаний лесного комплекса. Так, в Республике Карелия из 11 моногородов у 9 монопрофильность связана с лесным комплексом. Недавняя остановка производства на АО «Карелия ДСП» — градообразующем предприятии поселка Пиндуши Медвежьегорского района, волею судеб оказавшемся в принадлежности у людей дальнего Азербайджана — является очередной иллюстрацией таковой задачи. Наиболее 300 обитателей поселка, оставшихся без работы, стали заложниками той стагнации в лесной отрасли, о которой говорится в проекте муниципального документа. В общем перечне моногородов Рф толика таковых монопоселений также велика, но о их и не вспомянули.

Закономерным и неудивительным образом все «забытое» в проекте документа попадает в круг опор «страны Путина» — это бедность, ересь и коррупция. Конкретно они обеспечивают самосохранение сегодняшней власти.

В ценностных ценностях разрабов ожидаемо не оказалось и экологических заморочек, связанных с хищническим лесопользованием, устаревшей лесопереработкой и пренебрежением к природосберегающим технологиям. При том, что и разрушительные паводки в Забайкалье связывают с массовыми вырубками лесов, напоминая, что один кедр держит тонну воды, и в карельском городке Сегежа с наикрупнейшим ЦБК прошедшей в зимнюю пору на желтоватый снег с неба падали мертвые птицы, и много остальных примеров на слуху, и их даже находить не нужно. Одной из самых суровых является неувязка сброса отходов целлюлозно-бумажного производства, в том числе в водоемы, имеющие мировое стратегическое значение: Байкал, Ладожское и Онежское озера. В проекте стратегии, имеющем особый подраздел «Целлюлозно-бумажное создание», ничего не предлагается для решения данной для нас задачи, не считая недлинной общей формулировки, что создание «не обязано ставить под опасность усилия по сохранению и поддержанию окружающей экологической и рекреационной обстановки».

Всё! Модернизация на физическом уровне и морально изношенного оборудования лесопромышленных компаний осталась вне поле зрения разрабов проекта.

Не необходимо быть спецом в сфере лесного комплекса, чтоб осознавать главные предпосылки такового положения дел. Политическая архаика, воцарившаяся в государстве, не может не создавать архаику во всем, в лесопользовании и лесной индустрии — в том числе. У нас еще лишь предлагается «переход к интенсивной модели ведения лесного хозяйства и использования лесов», тогда как у остальных идет переход к плантационному выращиванию лесов и оно преобразуется практически в ветвь сельского хозяйства, собираемость макулатуры составляет не 20–30%, а 65–75%, уровень дохода с 1 га эксплуатируемых лесов в 10–15 раз выше, спрос на биотопливо имеет 13-процентный среднегодовой прирост, а у нас сам составляет около 0%, протяженность лесных дорог на тыщу гектаров лесного фонда в 30–50 раз выше, чем у Рф и мы осознаем, что эти страны не будут стоять на месте.

Свойство стратегических документов в «государстве Путина» возмутительно низкое. Показательным примером этому будет то, что в присланном во 2-ой половине 2020 года проекте «ожидается, что экономика Рф начнет свое восстановление в 2018 году с предсказуемым ростом настоящего валового внутреннего продукта 1,4% в год. С 2019 года ожидается выход на линию движения устойчивого роста в 1,5–2% в год». Хотя 3 марта 2020 года, когда на совещании у вице-премьера В. Абрамченко ставилась задачка доработки стратегии, было разумеется, что экономика страны выходит совершенно на другую линию движения в связи пандемией коронавируса. Но, видимо, задачку актуализировать документ в связи с данными обстоятельствами поставят годика через два.

Виктория Абрамченко. Фото: РИА Анонсы

Может быть, неслучайно документ прислали на обсуждение в региональные парламенты, когда они уже уходили на каникулы, — чтоб меньше внимания завлекать и только соблюсти видимость обсуждения. В профильном комитете карельского парламента обсуждение проекта стратегии успели провести. Предложения поступили лишь от фракции «Яблоко». Считаем принципиальным:

1. выделить в проекте самостоятельный раздел «Социально-экономическое развитие лесных территорий» с подразделом «Развитие монопрофильных поселений лесопромышленного комплекса», предусмотрев нужный комплекс мер по обеспечению их социально-экономического развития;

2. в раздел «Обеспечение реализации стратегии» включить подразделы: «Правовое обеспечение», предусмотрев в нем задачки и меры совершенствования правовой базы использования и воспроизводства лесных ресурсов в целях увеличения их эффективности, решения экологических заморочек, понижения коррупциогенных рисков и усиления природосбережения, расширения способностей публичного и экспертного контроля в лесном комплексе; а также подраздел «Статистическое обеспечение», направленный на решение задачи недостатка достоверной инфы и улучшение системы учета и статистики в отраслях лесного комплекса;

3. поставить весьма точные задачки по неотложной модернизации имеющегося производства и строительству новейших ЦБК лишь на базе самых современных и действенных экологосберегающих технологий;

4. до окончательного утверждения стратегии правительством РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) считаем принципиальным серьезное обсуждение проекта на разных экспертных площадках, а также на парламентских слушаниях в Совете Федерации.

В нашем разговоре с одним из ведущих русских профессионалов о развитии русского лесного комплекса в качестве одной из основных заморочек он именовал несформированность запроса общества к власти на современную лесную политику. Решила поучаствовать в формировании такового запроса и написала эту статью. Пора доставать бревно из глаза!

Эмилия Слабунова