БОРИС ЭЙФМАН: Политика театра вынуждает меня эмигрировать из Петербурга

Известный балетмейстер прокомментировал резонансное открытое письмо, написанное режиссером Валерием Фокиным и ведущими артистами Александринки. В документе хореографа обвинили в попытках экспансии учреждения.

Фото: eifmanballet.ru

Читайте также
Худрук Александринки: вопрос об объединении с Волковским театром поставлен на паузу

Пока перед депутатами выступала с отчетом уполномоченный по правам ребенка Светлана Агапитова, в Мариинском дворце и за его стенами кипели совсем не детские страсти

Борис Эйфман, в ходе пресс-конференции в ТАСС, заявил, что все сказанное в его адрес — ложь. Театр балета якобы уже полгода не ставит спектакли на сцене Александринского театра и не ясно сможет ли в следующем. Даты до сих пор не закреплены контрактом. При этом сосуществование двух труп никогда не было актом благотворительности. Наравне с другими артистами мы оплачивали аренду, около 20 млн. рублей в год, — подчеркнул хореограф:

В чем экспансия? Зачем бросаться такими словами? Хорошо, что сегодня не 37 год. Валерий Владимирович, поставив спектакль о Сталине, видимо, так вошел в это сталинское время, что стал апеллировать такими письмами, которые, в общем-то, оскорбляют. Мы написали письмо, это последнее наше письмо с просьбой: «Следуя 30-летней традиции, мы готовы брать основную сцену вашего театра по понедельникам — в выходной день и вторникам — наиболее невыгодный день для реализации билетов». Вот моя экспансия. Количество спектаклей за три года, показанных на сцене Александринского театра, — 998 представлений и 404 арендных спектакля. 400 спектаклей нашего театра занимали только 15%.

Переезд на другую городскую сцену видится Борису Эйфману проблематичным. Такое предложение в частности содержало письмо Александринки. Отметим, что в начале своего творческого пути балетная труппа регулярно меняла площадки. Ей довелось выступать и в БКЗ «Октябрьский», и в театре им. Ленсовета. Другой вопрос, что с начала 90-х изменился формат и характер постановок, — отметил Эйфман на вопрос журналистов:

Наш театр начал ставить большие спектакли, многоактные спектакли, которые с большими декорациями, с большими переменами декораций, которые требуют определенной технически оснащенной сцены. Ни в Октябрьском зале, ни в Ленсовета нет таких технических возможностей для того, чтобы показать достойно в Петербурге наши спектакли. Показывать их в усеченном виде, непрофессиональном виде я не могу. Более того, там есть указания по поводу того детского театра танца, который мы недавно открыли и, что я мог бы там показывать свои спектакли. Не могу по той же причине. Действительно, есть такой театр – Мариинский театр, но хочу подчеркнуть, что Мариинский театр – это репертуарный театр оперы и балета и он не сдается в аренду.

Рассказал постановщик и о судьбе Театра танца Бориса Эйфмана, который должен появиться на территории будущего арт-парка Тучков Буян. По его словам, процесс сдвинулся с «мертвой» точки. Получены гарантии и от руководства страны:

Много было разных изменений, вы знаете, да? Сначала был один проект, сейчас уже четвертый проект. Задачи менялись, идеология менялась этого замечательного места, но началось активное строительство, закончился уже так называемый нулевой цикл – это самый главный в нашем городе цикл, когда там всякие течения, сваи и т.д. Обещают в конце 2021 года построить, но если достроят к 2022, я буду просто счастлив, поэтому речь идет сегодня о двух, трех максимум годах аренды Александринского театра. Они могут потерпеть? Я думаю, могут.

В финале встречи Эйфман признался, что не хотел выносить сор из избы и теперь просит СМИ чтобы его – цитата — «перестали травить». Судьбу будущих постановок режиссер вверил чиновникам Смольного, которым предложил решить, нужен городу Театр балета или нет. В случае бездействия Борис Эйфман пообещал покинуть страну до окончания строительства собственной сцены.

Источник: businessfm.spb.ru