Блокировка YouTube, кукловоды протеста и регулирование цен: что было на закрытой встрече Путина с главредами — | Новости на uzbfilm

Фото отсюда

На закрытой встрече с главными редакторами российских СМИ в среду Владимир Путин порассуждал о причинах протестов и отравлении Алексея Навального, блокировке западных интернет-сервисов и регулировании цен на продукты. Мы поговорили с участниками встречи и пересказываем главное.

Блокировка западных онлайн-сервисов

Вопрос о блокировке западных интернет-сервисов задал главный редактор Lenta.ru Владимир Тодоров, сказал The Bell один из участников встречи. Сам Тодоров комментировать встречу не стал. В конце 2020 года Госдума дала Роскомнадзору (РКН) право блокировать иностранные интернет-ресурсы, «допускающие дискриминацию в отношении российских СМИ». Такие претензии РКН предъявлял YouTube за то, что ролики Владимира Соловьева перестали попадать в раздел видеохостинга «В тренде», хотя «ранее это происходило регулярно».

Путин ответил, что пока блокировать YouTube и другие иностранные сервисы государство не собирается, потому что не хочет доставлять неудобств россиянам, которые активно ими пользуются. Блокировка возможна только в том случае, если иностранные онлайн-сервисы начнут представлять реальную угрозу.

При этом он отдельно отметил, что российские компании должны создавать что-то свое [аналогичное], и они на это способны. В пример он привел «Яндекс», а в конце ответа пересказал недавний разговор с Германом Грефом, который рассказывал Путину об облачных сервисах Сбербанка, которые в чем-то даже опережают достижения мировых лидеров этого рынка.

По ощущениям, из ответа Путина следовало, что блокировать иностранные интернет-сервисы государство пока и правда не собирается, говорят два собеседника The Bell.

Протесты и отравление Навального

Вопрос об отравлении Алексея Навального и январских протестах задал главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, сказали The Bell трое участников встречи. Сам Венедиктов сказал «Открытым медиа», что закрытые встречи не комментирует.

В ответ Путин изложил свой традиционный взгляд на протесты. «Мы же с вами понимаем, что несогласованные акции инспирированы Западом, Навального (Путин традиционно не называл его по имени, используя выражения “берлинский пациент” и “фигурант”) используют внешние акторы, которые таким образом проводят политику сдерживания. Что делать, молодежь во все времена всегда радикальна. Но силовики во время последних акций действовали корректно», — пересказывают собеседники The Bell его ответ.

Мы понимаем, что в стране есть проблемы социальные, экономические, и мы их решаем. Но такими массовыми выходками проблемы не решить, добавил Путин.

Отвечая на вопрос об отравлении Навального, он пересказал свой первый разговор с президентом Франции Эмманюэлем Макроном после новости об отравлении. Один из собеседников The Bell отмечает, что это был единственный момент встречи, когда президент был по-настоящему эмоционален. В разговоре Путин, по его собственным словам, сказал Макрону, что российские правоохранительные органы заведут уголовное дело «в ту же секунду», если российским специалистам дадут ознакомиться с образцами, изъятыми у Навального, и там «найдут хоть что-то» — но Макрон отказался. Этот рассказ Путин разрешил использовать в СМИ, и он сразу же появился в информагентствах.

Судя по всему, тот же самый разговор Путина с Макроном 14 сентября 2020 года спустя неделю со ссылкой на источник пересказала газета Le Monde. Ее пересказ довольно сильно отличался от путинского.

Цены на продукты

Отвечая на один из вопросов, Путин коснулся нерыночных мер, которые правительство принимает для борьбы с ценами на продукты, — квот и пошлин на экспорт зерна, а также регулирования розничных цен на базовые продукты питания.

По словам одного из участников встречи, Путин сказал, что отказываться от этих мер государство не собирается. «Нельзя людям говорить, что у нас хороший урожай, а растут цены на продукты», — пересказывает слова президента источник The Bell. В такой ситуации цены на продукты правильно регулировать.

Другое

    Один из вопросов касался интеграции с Белоруссией: Москва поддержала Лукашенко в тяжелый момент, а он после этого продолжает свою «многовекторную политику»: как так? Путин косвенно признал проблему, но углубляться в причины не стал, говорит один из собеседников The Bell.
    Главред RT Маргарита Симоньян задала вопрос про Донбасс. «Донбасс поддержим», — ответил Владимир Путин без подробностей.
    Вопроса о бывшем спецкоре «Коммерсанта» и «Ведомостей» Иване Сафронове, обвиняемом в госизмене, не было. Свои вопросы смогли задать не все главные редакторы — участников было больше, чем обычно, потому что на встрече впервые объединили руководителей печатных и интернет-изданий, радио и телеканалов, объяснил это один из источников The Bell.

Ещё новости